1

Философы России. Выпуск 2: С.Г. Кордонский

Опрос: Как вы считаете, такого рода идеи стоит распространять? (ответы просьба пояснить в комментариях)

Для участия в опросе вам нужно войти на сайт
  • Опрос открыт
Стоит. Это настолько правдоподобно, что, скорее всего, так оно и есть на самом деле
Стоит. Не знаю, насколько оно соответсвует истине (особенно про "отсутствует развитие"), но для решения кучи проблем использовать можно
Не стоит: достоверность информации сомнительна
Не стоит: даже если всё так и есть, знать это, по тем или иным причинам, ни к чему.
Не знаю точно
Свой вариант

Симон Гдальевич Кордонский -- очень интересная фигура, я бы даже сказал, знаковая. Как-никак, редко встретишь человека, который смог бы вырастить собственную социологическую теорию (а то и целую социальную философию), опираясь на собственные полевые исследования. Собственно, всё началось с того, что научный руководитель Кордонского (ФИО не помню уже), исполняя заказ из Москвы, накосячил, а потому послал учеников разбираться, что именно пошло не так. Вот так Симон Гдальевич, по его словам, и увидел, что действительность сильно отличается от того, как всё принято было считать в СССР. Более того, она не подпадала под все известные социологические теории. Вот так и родилась теория Кордонского, однако, прежде чем говорить о ней, я бы хотел пару слов сказать про его метод -- так называемые "веерные матрицы".

 Суть их в том, что мы берём набор понятий, который должен исчерпывающим образом описывать данное явление, и затем делим их как бы "вдоль". То есть деление по строкам -- структурное (по строкам пишутся части описываемого явления), по столбцам -- функциональное (с какой точки зрения явление описывается). В итоге всё выглядит примерно так:

Как мы видим, в строках записаны уровни действительности (Декларируемый, реальный и "на самом деле"), в столбцах -- способ описания уровня. В итоге диагональ -- это собственно уровни действительности сами по себе, а остальные клеточки -- попытка описать уровень не свойственными ему средствами. Так, например, мы имеем некое декларируемое положение вещей, в реальности мы видим, что декларируемое этой реальности не соответствует, а на самом деле мы подспудно понимаем, что декларируемое соответствовать действительности до конца просто не может (хотя и не говорим об этом).

Итак, Симон Гдальевич увидел, что реальность резко отличалась от того, что посылала сверху Партия. Чтобы хоть как-то оформить то, что, по Кордонскому, было на "всамделишном" уровне, ушли годы, но и результат был более чем интересным. Итак, существуют некие устойчивые группы людей, каждая из которых сдаёт результаты своей работы в общий центр и потом из него получает ресурсы. Эти группы рассредоточены по всей территории страны (и их довольно много), их относительное положение друг с другом определяется тем, кому они свою работу сдают и что в обмен получают. Такие группы Кордонский называл "сословиями" (кавычки применимы, так как к реальным сословиям это могло не иметь никакого отношения). Соответственно, самый главный ресурс -- это власть, её можно конвертировать во все остальные виды.

Для современной России "сословия", получающие "властный ресурс" (то есть административный аппарат) выглядят вот так:

Неслабая табличка, не правда ли? Согласно ней, у нас 8 уровней административно-территориального деления. Это притом, что признаётся только три (федеральный, региональный, муниципальный), а на муниципальном уровне официально никакой иерархи нет. На самом деле -- есть, и это чётко видно по разнице в количестве полномочий. Именно поэтому города федерального значения де-факто выше остальных регионов -- они прибрали к рукам ещё и полномочия муниципалитетов.

Итак, 8-уровневая диагональ -- это та самая "вертикаль власти". Наддиогональная часть -- это госслужащие, которые подчиняются соответствующему уровню (тому, что написан в строке) и находящиеся в другом (в том, что написан в столбце). Поддиагональная часть -- это территории, которые подчинены соответствующему уровню управления (прежде всего, тем, что там находятся центральные аппараты соответствующих органов и учреждений). При этом муниципалитеты немуниципального подчинения вообще никак не отражены в современном российском законодательстве (хотя это присутствовало, по Кордонскому, в законодательстве СССР). Например, небольшой городок, где находится атомная станция, автоматически контролируется самой станцией, поскольку её административный вес гораздо выше, чем у городских властей (сравните, насколько ближе такое городское поселение к федеральному уровню, чем обычное).

При этом в сознании госслужащих, которые имеют дело с уровнем реальности, большой кусок поддиагональной части вообще не существует -- хотя на самом деле они есть, хотя и не оформлены юридически. Но и это ещё не всё. Если мы начнём смотреть, как же страна разбита на округа, то увидим, что каждое министерство разбивает страну по-своему. Так, есть федеральные округа (официально), есть военные округа (которые с ними не совпадают), есть округа внутренних войск (в системе МВД), есть экономические регионы (наследство от СССР, хотя экономические связи между ними сохранились до сих пор). Я уж не говорю про энергетиков, у которых своё разбиение. Конечно, каждый делит так, как ему удобно, но сами представляете, как это затрудняет сбор статистики. С муниципальными районами -- та же история: суды, прокуратура и Росстат опираются не на них, а на "межрайонные территории" (для каждого ведомства -- свои).

Особенности российского государственного управления можно обсуждать долго; важно, что данная схема позволяет эти проблемы выявить. Она также позволяет начислять каждой клеточке административный вес (чтобы все наконец-то поняли, кто, сколько раз и перед кем приседать должен). Более того, она действует не только на всю страну или отдельную отрасль, но на любой орган власти. Гипотетически можно составить "табель о рангах", где были бы отражены административные веса всех должностей в стране и их подотчётность -- тоже дело нужное, особенно если учесть, что такая подотчётность де-юре и де-факто может различаться. Ещё одна значительная польза от такой схемы состоит в том, что благодаря ней становится понятным, как надо сокращать государственный аппарат -- только удалением всей строки и всего соответствующего столбца. Любая половинчатая мера ни к чему не приведёт: отсутствие в законодательстве куска поддиагональной части не привела к исчезновению соответствующих отношений.

Если вы думаете, что этой схемой и её производными всё заканчивается, то вы ошибаетесь. Далее начинается самое интересное (и неоднозначное) в философии Кордонского. Смотрите: если вся система устроена на распределении ресурсов (притом дефицитных), то каждое "сословие" должно постоянно выбивать их из центра, пользуясь теми или иными ухищрениями. При этом каждое "сословие" всегда требует больше, чем нужно, а центр даёт меньше, чем нужно (у самого центра кубышка небезграничная). Однако таким вот властным "сословиям" необходимо время от времени согласовывать интересы -- какие-то проблемы не терпят отлагательств, хотя бы и центр не давал на них денег. Вот и источник того, что называют у нас коррупцией, -- необходимость просто перевести деньги с одной линии финансирования на другую. Конечно, себя при этом чиновники не забывают, но подобные денежные переводы делают прежде всего для исполнения своих обязанностей. Для подобных ситуаций есть даже 2 термина -- мздоимство (это когда чиновник "не забывает себя" и "принимает подарки") и лихоимство ("Не по чину воруешь!"). Как видите, борьба с такого рода коррупцией не просто бессмысленна, но ещё и вредна (деньги переводить-то всё равно надо). Правда, такая логика подразумевает, что определённые сословия должны получать "сословную ренту" только за своё положение -- а это уже близко к тому, чтобы ввести отдельные законы и суды для каждого "сословия" (это подчеркнёт их статус)

Но и это ещё не всё. Каждое такое "сословие" привязано к тому месту, откуда оно получает ресурсы, и к линии снабжения, по которой эти ресурсы идут. Это отлично видно в СССР: работники различных отраслей имели право затариваться в специализированных магазинах, а потом, посредством института блата, перераспределяли купленные товары. Таким образом, полки магазинов были пусты, а холодильники были забиты. Крупной промышленности это касалось даже в большей мере: отрасли обменивались между собой продукцией по директивам сверху, а деньги были только мерой стоимости (для учёта). В этом отношении, по Кордонскому, Россия до сих пор не производит денег -- она создаёт ресурсы, которые направляет исполнителям (государственное финансирование -- это разрешение на получение ресурсов под конкретную работу). Деньги, по Кордонскому, получается, когда фирмы выводят капиталы в оффшор, а потом возвращают их обратно в качестве инвестиций -- над такими финансовыми средствами больше не довлеет статья про "нецелевое расходование". Поэтому, по Кордонскому, так важны иностранные инвестиции: они добавляют в экономику свободные деньги, которые не зависят от того, на что их требуется потратить. Иными словами, такие деньги -- залог свободы действия бизнеса.

Но и это ещё не всё. Поскольку ресурсы ограничены, а властный ресурс ограничен особенно, каждое "сословие" стремится максимально закрепить статус-кво (чтобы, не дай Бог, не отключили от текущей кормушки): действительно, при особо дефицитных ресурсах уменьшение раздачи гораздо вероятнее, чем увеличение. Вот поэтому, по Кордонскому, "сословия" максимально пристёгиваются к территории и месту работы, а то и должности ("Может ли сын генерала стать маршалом? Нет: у маршала есть свой сын!"). Из-за этого возникает интересное восприятие времени, обращённое исключительно к прошлому. Прошлое всегда актуально, классики описывают будто нашу реальность, а все невзгоды у нас потому, что когда-то в прошлом мы пошли по неправильному пути. Поэтому, чтобы всё пошло хорошо, надо вернуться в прошлое и исправить недоделку. А поскольку прошлое всегда актуально, то и возвращаться никуда не надо -- исправляй прямо здесь. В положении чуть получше находятся те, кто связан с аппаратной работой: они не обращают внимания на прошлое потому, что связаны текущей работой. А на будущее в такой системе не обращает внимания никто.

Вот это и предопределяет политическое устройство "сословного" общества: необходим верховный арбитр, который помогает отраслям хозяйства и управления согласовывать интересы на высшем уровне (это царь-батюшка), и есть замкнутые собрания, где представители этих отраслей, привязанные к определённому месту, согласуют свои интересы (это райкомы, горкомы, обкомы и т.д. Партии). Никакой политики как демократического и избирательного процесса тут быть просто не предусмотрено -- только чисто управленческие решения (вертикальные и горизонтальные) на каждом уровне. А главное -- никакого понимания того, как всё устроено (взгляд обращён только в то, как БЫЛО устроено до того, как) и что происходит (статистика -- такая же отрасль с интересами, как и все остальные). Идеал "сословного" общества -- СССР времён Холодной войны (от Хрущёва и дальше).

Возможно ли, по Кордонскому, альтернатива? Да: это "классовое" общество. Опять же, кавычки стоят потому, что такие "классы" -- это устойчивые группы людей, различающиеся по отношению к потреблению (как в плане объёма, так и в плане содержания). Устойчивость этих групп настолько высока, что люди могут находиться в пределах одного и того же класса поколениями. А поскольку такая система не завязана на распределение ресурсов сверху, а только на личное потребление, то отсюда вытекают её характеристики (опять же, согласно Кордонскому):

1) Свободный рынок (каждый должен иметь возможность найти себе то, что хочет потребить, в обмен на то, что он произвёл)

2) Ориентация на будущее (для свободного рынка требуется планировать наперёд, а что произошло -- уже не так важно)

3) Равенство всех перед законом (правила взаимодействия на рынке должны быть одинаковыми -- так проще)

4) Наличие системы, когда есть классы, которые экономят, есть классы, которые транжирят, а есть банковская система, которая перераспределяет деньги так, чтобы всем хватило и никто своего не потерял.

5) Наличие политики как борьбы трёх основных течений -- консервативного (постоянно переживает прошлое), центристского (обращено к текущим делам) и прогрессистского ("Мы свой, мы новый мир построим"). Наличие всех трёх течений означает, что любое событие общественной жизни может иметь сразу несколько противоречащих друг другу точек зрения, что способствует более глубокому исследованию происходящих в обществе процессов.

6) Наличие двух основных политических партий -- одна представляет интересы экономных, другая -- тратящих.

7) Наличие парламентов, где согласуются интересы богатых и бедных (партийная и идеологическая принадлежность второстепенны).

8) Наличие независимого суда (дело судьи -- быть посредником в споре двух равных сторон, остальное его не касается)

9) Федерализм, то есть уровни власти друг другу не подотчётны. Иными словами, населением как бы нанимаются люди, которые решают проблемы небольших, средних и больших территорий и в дела друг друга (как и в дела самого населения) не лезут.

Соответственно, пример такого -- это США времён Холодной войны (сейчас они, по Кордонскому, стремительно превращаются в "сословное" государство).

Если сравнивать обе системы, то вывод Кордонский делает такой: рая нет, везде свои проблемы. Однако, как бы он ни пытался это маскировать, он, на мой взгляд, находится скорее на стороне "классового" общества. Хотя бы, наверное, потому, что оно хоть как-то предполагает развитие и стремление к будущему, а также идеалы свободы, равенства и братства.

 

Поскольку я осознаю, где я такую статью написал и как к ней отнесутся читатели, я хотел бы сделать несколько замечаний от себя. Во-первых, все эти идеи были, что называется, "выращены от почвы", поэтому имеют очень высокую достоверность касательно того, что происходит здесь и сейчас. Проблемы начинаются, когда на основании этого делают далеко идущие выводы, поскольку, опять же, уровень "на самом деле" только понимается подспудно, а не декларируется. Во-вторых, Кордонский великолепно раскрыл сущность административной иерархии, которая, в тех или иных формах, есть везде -- и в "сословных", и в "классовых" обществах. Благодаря его трудам можно сделать управленческие выводы, о которых по-другому догадаться было бы крайне трудно. А в-третьих, что важнее всего, она позволяет избавиться от многих минусов "соловного" общества. Поясню.

Когда Кордонский сказал, что вся показанная им структура никем не осознаётся, его спросили: может, надо активнее доносить её до госслужащих? Он сказал, что не стоит: если госаппарат начнёт рефлексировать над собственной работой, он работать не сможет ("дилемма многоножки"). Тогда ему задали резонный вопрос: "А зачем вы всё это рассказываете студентам?" Он ответил честно: "А я не знаю". Раз он "не знает", скажу вместо него. У такого "сословного" общества есть 3 больших проблемы: затруднённость перехода людей между "сословиями", низкая достоверность информации, которую получает распределяющий ресурсы центр, и стремление к уничтожению независимых субъектов (тех, кто которые оказываются за рамками иерархии). Самая большая, наверное, то вторая проблема: аппарат не видит, как он сам устроен и как его устройство создаёт те проблемы, которые он пытается решать. Кроме того, аппарат постоянно пытается описать реальность с помощью навязанных извне терминов и точек зрения, что ясности не добавляет. Так вот, эту проблему смогут решить как раз идеи Кордонского, если их максимально распространять и сделать их предметом как общественной дискуссии, так и рассмотрения в самом государственном аппарате. Конечно, мы не можем влиять на то, о чём думают чиновники, однако сами вполне себе можем высказанные идеи сделать частью широкой общественной дискуссии. Чего нам и желаю.

  • 1
    Нет аватара SergePerovsky
    13.05.1317:50:32
    Философы упорно не хотят изучать конкретные науки    

    Маркс в 1859 году публикует работу «К критике политической экономии», и в 1867 году «Капитал. Критика политической экономии».
    Для объяснения движения капитала он использует неуклюжие циклы товар-деньги-товар. О длительности цикла, о скорости обращения капитала, без которой измерение нормы прибыли не имеет смысла - нет ни слова.
    А, между прочим, с появления дифференциального исчисления, количественно описывающего подобные динамические системы, прошло почти два века: Лейбниц обнародовал главные результаты своего открытия в 1684.

    С тех пор философы не изменились: они рассуждают о переходе количества в качество и не подозревают о Тории Катастроф - разделе математики, численно описывающей подобные переходы для широкого класса систем.

    Особенно это касается философов, которые рассуждают об управлении. Они упорно не замечают, что существует наука об управлении. А она есть и достигла значительных результатов.

    Кибернетика — наука об общих законах управления в системах любой природы — биологической, технической, социальной. Основной объект исследования в К. — кибернетические системы, рассматриваемые вне зависимости от их материальной природы. Методы К. развиваются вместе с общей теорией систем, теорией автоматического управления, методами математического моделирования и др. Общие законы управления и обобщенные характеристики систем применяются к конкретным областям.


    Современная кибернетика может как выявить противоречия, заложенные в структуру системы управления, так и показать пути их разрешения. Но большинство людей, даже причастных к управлению крупными системами, упорно считают, что кибернетика - это, что-то про думающие машины.
    • -1
      Нет аватара sobolevna
      13.05.1318:06:16
      Смотря какие философы. Есть те, что опережают своё время настолько, что кажутся причудливым отработанным материалом. А есть те, которые закладывают направление, в котором будет развиваться наука, притом сами учёные об этом и подозревать не будут. Взаимоотношения между философией и наукой достаточно сложные и с трудом укладываются в упрощённые схемы типа "Философы упорно не хотят изучать конкретные науки".
      Ну, а что касается использования кибернетики для решения проблем управления, то тут тоже всё более чем не просто. Как вы знаете, существуют научные теории, в которых нормативно описывается некоторое положение вещий ("мы будем смотреть на объект так-то и считать его тем-то"). На её основе создаётся модель, которая языком теории описывает некоторую реальную ситуацию. Из модели получаются рекомендации, которые используют на практике. Которая потом обязательно покажет, что модель чего-то не учла. Потом ещё и ещё. Потом возникают претензии к другим моделям той же теории, потом принимается новая теория -- и всё сначала.
      Так вот, к чему это я. Реальность всегда шире любой теории, в которую мы хотим её запихать. Если с использованием механизмов кибернетики составить теорию для госуправления конкретной страны, через некоторое время её придётся пересматривать. Ну, а чтобы теории и модели надо было пересматривать пореже, необходим взгляд со стороны. Если вы... понимаете, о чём я    
      • 0
        Нет аватара SergePerovsky
        13.05.1320:57:57
        Ну, а что касается использования кибернетики для решения проблем управления, то тут тоже всё более чем не просто.

        Кто сказал, что просто? Кто может отрицать, что наука не все знает?
        Речь только о том, что кое-что наука знает. Знает твердо.
        Прежде чем строить зыбкие словесные модели, стоит поинтересоваться, нет ли, хоть какого-то, каркаса из объективных законов.

        Если с использованием механизмов кибернетики составить теорию для госуправления конкретной страны, через некоторое время её придётся пересматривать.

        Более того, ее придется пересматривать непрерывно! Но это не значит, что за это вообще не стоит браться и управлять по прежнему "наугад, как ночью по тайге".

        а чтобы теории и модели надо было пересматривать пореже, необходим взгляд со стороны.

        Необходим взгляд с очень многих сторон. Страшно подумать со скольких. В этом и штука, знания огромного количества специалистов необходимо объединить вокруг некоторого "скелета". Кибернетика способна только создать такой скелет, а затем потребуются знания экономистов, социологов, экологов, психологов и т.д. и т.п.
        • 0
          Нет аватара sobolevna
          13.05.1321:05:45
          Знает твердо.

          каркаса из объективных законов

          Если вы сможете ещё и определить степень твёрдости знания и то, чем закон всемирного тяготения на Земле менее объективен, чем уравнение Эйнштейна, вас должны будут на руках носить все учёные мира, серьёзно.
          Кибернетика способна только создать такой скелет

          Я так понимаю, у вас есть соображения, в рамках которых вы можете наметить, как кибернетика будет этот скелет ваять?
          • 0
            Нет аватара SergePerovsky
            14.05.1315:03:23
            Соображения есть. Но я не об этом.
            Прежде, чем философствовать о движении светил, хорошо бы познакомиться с небесной механикой.
            Прежде, чем философствовать на тему управления государством, хорошо бы познакомиться с кибернетикой. Существует понятийный аппарат и сформулированы основные законы. Зачем же начинать с нуля?
            • 0
              Нет аватара sobolevna
              14.05.1319:47:38
              Прежде, чем философствовать о движении светил, хорошо бы
              познакомиться с небесной механикой.
              А вот тут не совсем правильная постановка вопроса. Прежде, чем философствовать о движении светил, надо сперва определиться, какими инструментами мы получаем об этих светилах информацию. А только потом, разобравшись, что небесная механика как инструмент полностью устраивает, надо этим инструментом пользоваться. И уже только потом, воспользовавшись (и перепроверив), можно философствовать о движении светил. Нарушение порядка приводит как к тому, что философствуют попусту, так и к тому, что ТО выбрасывают на задворки.
              Существует понятийный аппарат и сформулированы основные законы.
              Тут тоже не всё просто. Как известно, реальность всегда шире, чем те понятия, которыми мы хотим её охватить. Кроме того, очень важно правильно очертить предметную область (особенно это касается формализованных дисциплин типа той же кибернетики). Поясню: если мы хотим улучшить госуправление методами кибернетики, то нам надо правильно составить управленческую структуру (чтобы было, что улучшать). Но если мы будем составлять её, опираясь на декларируемый уровень действительности (см. текст поста), то в итоге мы ничего не добьёмся (в реальности всё не так). Далее если мы попытаемся провести исследование получше и накопать уровень реальности, то там тоже не слава Богу -- многие отношения и взаимодействия людьми не осознаются (так как принадлежат к всамделишному уровню действительности). Вот попыткой раскрытия куска всамделишного уровня и занимается Кордонский. А дело кибернетиков -- перевести полученную структуру на свой язык и дальше уже работать.
              Так лучше?
              • 0
                Нет аватара SergePerovsky
                15.05.1300:59:18
                Как известно, реальность всегда шире, чем те понятия, которыми мы хотим её охватить.

                Безусловно. Но для естественнонаучных теорий есть очень простая проверка. Если теория позволяет решать определенный класс задач с необходимой точностью, значит она правильная. Любая модель адекватна или не адекватна моделируемому объекту только относительно задачи.

                Взаимоотношения между философией и наукой достаточно сложные и с трудом укладываются в упрощённые схемы типа "Философы упорно не хотят изучать конкретные науки".


                "Взаимоотношения между философией и наукой достаточно сложные".
                Это не имеет никакого отношения к тому, что "Философы упорно не хотят изучать конкретные науки".

                Человеческий мозг работает только в одну сторону - от примеров к обобщениям. Когда сталкиваешься с очень общими теориями, такими как, например, Общая Теория Систем, появляется желание ввести это в школьную программу: все остальное будет оттуда получаться, как частный случай. Вот только невозможно понять более общую теория иначе, как через сравнение различных примеров. Мозг должен сам увидеть это общее, только тогда он сможет пользоваться обобщениями и аналогиями. Большинство известных мне философов отрицают эту особенность мозга и пытаются оперировать очень общими понятиями и закономерностями не пройдя путь от конкретных примеров, от закономерностей различных наук. Они ищут общие законы в трудах других философов, считая конкретные знания недостаточно "высокими" для изучения.

                В результате получается, что они начинают с высот своих очень общих и абстрактных знаний давать советы конкретным профессионалам. По большей части, это забавно.
                • 0
                  Нет аватара sobolevna
                  15.05.1309:17:31
                  Любая модель адекватна или не адекватна моделируемому объекту только относительно задачи.
                  Вот, совершенно верно. Это, кстати, относится и не к естественным наукам. Но вот чтобы бесконечно не менять вслепую предметную область из-за того, что все получившиеся модели не позволяют с необходимой точностью решать нужные задачи, выбор предметной области тоже должен быть упорядоченным, согласны? Социальная теория создаёт предметное поле, теория управления переводит его на свой язык и строит модели. По-моему, тут обязанности разделены. Нет?
                  По большей части, это забавно.
                  Забавно -- это мягко сказано. И тут даже большинство известных мне философов выше этой забавности не поднималось. А вот меньшинство и задаёт предметную область для всех остальных    
                  Человеческий мозг работает только в одну сторону - от примеров к
                  обобщениям
                  А вот это вы очень зря. Человеческий мозг работает ещё, как минимум, в три стороны:
                  1) Между примерами по принципу смежности (так протекает обычная болтовня)
                  2) Между разноуровневыми обобщениями по куче принципов (теоретизирование)
                  3) От обобщений -- к примерам (моделирование).
                  Последняя сторона кидает одну из самых больших подлянок науке -- то, что факты теоретически нагружены (грубо говоря, мы видим только в категории вещей: которые хотим видеть или приучены видеть). К вопросу о необходимости правильно выбрать предметную область.
  • -1
    Нет аватара unka
    13.05.1318:29:58
    Можно я пару коментов нацарапаю..

    Расскажу о сословниках не государственных. Ну как бы если сословия "доят" государство и отрицают саму жизнь в государстве то от них надо избавлятся.. потому что это подлоги подкупы подделка документов коррупция.. считаю правильным заменить сословников на гос. специалистов и проверять их на предмет коррупции, соответсвенно урезав власть от федеральной до поселковой.. это делается для уменьшения коррупции и для сглаживания разности доходности.. а то эти сословники так весь капитал вывезут, купят всех чиновников и ментов(вернемся в 90-е).. разбогатев ведь так себя и ведешь!? Почему урезать власть в отношении чиновников против гос. сословников. 1. их и так проверят 2. и так как с*ки себя ведут по отношению ниже стоящих. 3. Свобода дает маневр для работы.. и др. варианты
    Теперь о государственных.. Проверке подвергнутся все на проф пригодность воровство предательство коррупцию бюрократизм.. Главное поверить ученым которые проверками на вранье занимается..
    В принципе можно урезать их власть петем введения временных полномочий по возникающим вопроса(например стартовал завод надо материалы и рынок сбыта.. звонит первому, договаивается о поставке на 2-3 года деталей.. звонит второму, договаривается что в области магазин возьмет на реализацию товар в течении 2-3 лет), к вопросу не возвращается 2-3 года.. его контролируют волонтеры прокуратура.. читают документы ищут подкуп и счета на офшерах.. и так в течении года , занимая должность.. Не посещений предприятий пьянок и корпоративов, только волонтеры и прокуратура.. Отработал год! проверка по ученым на вшивость а там тюрьма или продвижение по службе.. Власть надо контролировать сверху!!!

    То что Наш Кордонский написал это + СССР в Институте он явно хорошо учился.. и есть не мало идей как у меня как и что надо делать.. НО! кто протащит эти идеи к законодателям кто их будет рассматривать.. Власть жрет пьет гуляет Е*бет и командует и чувства реальности притупляются(когда ты приходишь с работы руки опускаются, то сна нет то он есть и аппетит а еще в магазин постираться помыться) Ведь у них нет бытавухи.. вот и проведите эти идеи на постоянное рассмотрение в правительстве с отчетвостью и контролем, а то могут и не то что то принять(как медведевы садят людей любятся с мичелом и другими соресами, законы принимают на разворовывание страны и ТОКА МЕНТ СОБИРАЕТ НА НИХ ИНФОРМАЦИЮ ЕГО БАХ И НА ЗОНУ) Я просто о том что пусть с Медведева и начнут, ведь нашим ученым можно верить?
Написать комментарий
Отмена
Для комментирования вам необходимо зарегистрироваться и войти на сайт,