Лого Сделано у нас
27

Кто ползает в реакторе

  • Генеральный директор ЗАО «Диаконт» Михаил Федосовский.
  • Генеральный директор ЗАО «Диаконт» Михаил Федосовский.

Компания «Диаконт» не вполне типичный пример инновационной компании, застолбившей себе ниши на отечественном и мировом высокотехнологичных рынках и штурмующей многомиллиардный сегмент промышленного оборудования. Один из создателей компании «Диаконт» Михаил Федосовский, учась в физико-математической школе-интернате при Киевском университете, очень любил собирать железо, свинчивать детали и смотреть на результаты сделанного. Затем он окончил Ленинградский технологический институт по специальности «инженер-исследователь». 

Молодой ученый поступает на знаменитую «Светлану» и делает производственную карьеру, но вскоре ему представилась возможность вернуться в науку. Федосовский устраивается в ЦНИИ «Электрон», один из головных институтов электронной промышленности, в котором занимались разработкой и созданием различных фотоэлектронных преобразователей — приборов, конвертирующих оптические сигналы в электронные. Это сегодня оптико-цифровые камеры стоят в каждом мобильном телефоне, но еще в 1980-е подобные приборы проходили исключительно по военному и космическому ведомствам, каждый из приборов был по-своему уникален, и вопреки расхожему мнению Советский Союз по многим качественным позициям в этой области опережал аналогичные западные электронные технологии.

Так, именно благодаря разработкам «Электрона» еще в 1959 году были впервые получены изображения обратной стороны Луны, а позже с помощью уникальной CCD-камеры, созданной в институте, были получены первые в мире цветные изображения из космоса кометы Галлея.

Последнее событие случилось уже во время работы Федосовского в «Электроне». В институте он занимается оптоэлектронными приборами на основе планарных структур на кристалле кремния, в том числе теми, что предназначались для советской системы противодействия Стратегической оборонной инициативе (СОИ — американская программа развертывания средств для ведения боевых действий в космосе). Здесь ему тоже удается сделать неплохую карьеру: молодой разработчик становится сначала заместителем главного конструктора, а потом и главным конструктором одного из направлений работ института, причем утверждение на должность происходило тогда на самом верху — оно визировалось комиссией по военно-промышленным вопросам при ЦК КПСС и Совете Министров.

  • Прецизионный электромеханический привод для регулирования подачи пара турбины АЭС. «Диаконт» планирует выпускать тысячи единиц такой техники
  • Прецизионный электромеханический привод для регулирования подачи пара турбины АЭС. «Диаконт» планирует выпускать тысячи единиц такой техники

Уровень космической техники

Во второй половине 1980-х начинают происходить известные события, которые ставят и экономику страны, и науку, заточенную на ВПК, в тяжелые условия. Становится понятно, что советский ответ американской СОИ без огромных финансовых вливаний несостоятелен. Уныние, раздрай и растерянность царили в головах руководителей конца 1980-х на всех уровнях, рассказывает Федосовский: ему самому становится ясно, что занятие только военными технологиями не имеет в этих условиях перспектив, по крайней мере в ближайшее время, и нужно искать занятость в каком-то гражданском направлении. Но как раз работа в военной области предопределяет направление работ «Диаконта» для мирного применения. 

Этот человек как руководитель пережил трагедию, случившуюся на пуско-наладочных работах на Балаковской АЭС (там в 1985 году на первом блоке погибли люди); он, по словам Федосовского, был профессионалом с особым отношением к безопасности эксплуатации АЭС, обостренным еще и недавней тогда чернобыльской катастрофой. Надо иметь в виду и то, что украинские АЭС на тот момент были самыми новыми в уходящем в историю Советском Союзе, ими руководили специалисты, не чуждые инноваций. Плохий впервые в ранней постсоветской истории атомной энергетики организовал своего рода тендер технических предложений на поставку системы контроля за состоянием корпуса реактора, собрав семь предложений от различных организаций: российских, украинских и одной хорватской. По качеству предложенных технических решений победителем был выбран «Диаконт», мизерная по советским меркам компания, штат которой составлял тогда менее тридцати человек. Но, приняв идею в целом, главный инженер ЗаАЭС начал с того, что жестко раскритиковал большинство деталей и элементов и саму принципиальную схему построения диаконтовской системы, внеся в оптимизацию ее структуры ряд ключевых предложений и став в итоге, по сути, ее соавтором. Вклад этого технократа, сумевшего привить основы новой философии обеспечения безопасности, посчитали настолько важным для развития «Диаконта», что после его смерти Федосовский добивается разрешения и финансирует изготовление и размещение бронзового барельефа на Запорожской станции.

В итоге к 1994 году совместными усилиями создается настолько удачная конструкция системы телевизионного контроля перегрузки ядерного топлива для АЭС, что она становится штатной для ВВЭР-1000, а наличие промышленного телевидения — одним из условий выдачи лицензии на работу энергоблока. Со временем ее внедрили не только на шести энергоблоках ЗаАЭС, но еще и на 24 объектах с этим реактором на Украине, в России, Болгарии и Китае. В результате этой работы, как признается руководитель «Диаконта», была существенно расширена предметная тематика интересов компании: «Мы перестали бояться механизмов станционного значения и от отдельных видов технических средств диагностики, в основном визуальных, перешли к крупным манипуляторам». Так, в 1995 году — сначала опять-таки для ЗаАЭС — была создана принципиально новая технология телевизионного измерительного контроля корпуса реактора, дававшая возможность выявить дефекты корпуса, не обнаруживаемые другими методами. Достигалось это за счет ввода внутрь реакторного пространства камеры на манипуляторе, которая снимала корпус реактора, проходя вдоль всей его поверхности по спирали, передавая изображение оператору.

Что интересно, деятельность «Диаконта», несмотря на возрастающий интерес к системам компании у атомщиков, долго оставалась убыточной, и зачастую 80% ее бюджета составляют коммерческие деньги, которые вносятся в оборот компании от прибыли других бизнесов: Федосовский все это время торгует сахаром, мебелью, автомобилями, не привлекая для этого никого из коллектива разработчиков. Амбиции были серьезные: в перспективе Федосовский ставил на развитие именно высокотехнологичного бизнеса. Для этого надо было приобретать станочный парк, обзаводиться собственным производством фактически полного цикла, так как ближайшие надежные поставщики, по словам директора «Диаконта», «находились за Выборгом; российские же производители не могли обеспечить ни качества, ни сроков — и все это при совершенно немыслимой ценовой политике». Хайтек не приносил прибыли до самого кризиса 1998 года.

  • Робот для внутритрубной диагностики способен передвигаться и вертикально
  • Робот для внутритрубной диагностики способен передвигаться и вертикально

Как завоевать внимание грандов

В 1997 году «Диаконт» заполучил свой первый заграничный контракт. Случилось это так. Михаил Федосовский на одной из питерских конференций знакомится со шведом Питером Шаубом, правнуком известного русского архитектора Вильгельма Шауба, по проектам которого в конце XIX — начале XX века возвели более сотни зданий в Санкт-Петербурге и Москве. Сам Федосовский, интересовавшийся культурой Петербурга, неплохо разбирался в архитектуре города и знал творчество Шауба, чем тронул его правнука. Возможно, эта встреча так и осталась бы памятной только из-за последующей дружбы мужчин, если бы не одно обстоятельство: Питер Шауб оказался одним из руководителей ABB TRC — подразделения ABB, которое занималось неразрушающим контролем атомных реакторов, сделанных по шведскому дизайну. Увидев налаженное предприятие Федосовского и образцы созданной техники, Шауб инициирует подписание контракта ABB TRC с «Диаконтом» на разработку и изготовление робототехнического комплекса с гироскопической привязкой для контроля каналов реактора, сочетающего в себе несколько систем контроля — ультразвуковой и телевизионный — с компьютерной системой управления. Для «Диаконта» этот контракт, подписанный в шведских кронах, означал большой успех — это был долговременный технически интересный проект с хорошим финансированием. Началось самое динамичное время развития компании, ускоренное августовским кризисом 1998 года. «Было такое время, что рубли, которые мы получали по валютному контракту, ежедневно умножались в разы, — рассказывает Федосовский, — мы существенно увеличивали заработную плату и при этом получали очень серьезную прибыль; только тогда “Диаконт” вышел на самоокупаемость, а я перестал заниматься чистой коммерцией». С 2001 года компания начинает поставки оборудования западноевропейским партнерам, в частности во Франции. В 2002 году состоялись первые пробные поставки телевизионных камер в США. На наши АЭС и атомные станции, построенные по российскому дизайну за границей, техника «Диаконта» также уходит с завидной регулярностью. 

  • СТС-ПМ-100 – это специальная телевизионная система для контроля перегрузки ядерного топлива. Система предназначена для работы в составе машины перегрузочной АЭС с ВВЭР
  • СТС-ПМ-100 – это специальная телевизионная система для контроля перегрузки ядерного топлива. Система предназначена для работы в составе машины перегрузочной АЭС с ВВЭР

Какое-то время команде «Диаконта» казалось, что для выхода на западный рынок нужно иметь какое-то особое решение, и компания постоянно занималась созданием, по сути, уникальных вещей. Французские партнеры из робототехнической компании ECA Hytec, признается Федосовский, говорили: «Ваши решения замечательные, но не востребованы, для успеха нужно взять часть от этого изделия, другую от другого, а самую простую — от третьего; соединив все это, вы получите намного более простой прибор и при этом по параметрам лучший на рынке». В индустриальных технологиях инновация не может работать, как в IT или телекоме, она должна проходить этапы и фазы постепенного внедрения, опробования и продвижения, и к хайтечному максимализму, воспитанному еще в советской разработческой среде, потребители коммерческих технологий относились настороженно. В результате переосмысления своего подхода к созданию техники «Диаконт» постепенно выходит на выпуск серийного продукта, тех же радиационно-стойких камер. Вскоре появляется американский партнер — компания Remote Ocean Systems (ROS), которая становится представителем российской компании в США по специальным телевизионным системам и осуществляет их сервис. Вскоре камеры «Диаконта» становятся штатным средством контроля General Electric. Эта компания — лидер на американском рынке оказания услуг по контролю основного оборудования АЭС принимает решение все новые радиационно-стойкие камеры (а это от 50 до 70 камер ежегодно) закупать у «Диаконта». «У нас, — рассказывает Федосовский, — к тому моменту появился хороший серийный продукт. К тому же из-за особенности конструкции американских реакторов при проведении на них кампаний по перегрузке топлива объем телевизионного контроля у них существенно больше, чем у нас, и требуются только камеры высокой степени защиты, а наши системы на четыре порядка устойчивее к радиационным воздействиям, чем обычно используемые на АЭС и в промышленном телевидении. То есть нам повезло — рынок сработал на нашу разработку. Кроме того, крупный конкурент англо-американская IST-Rees, пренебрежительно отнесясь к потенциалу такой небольшой компании, как “Диаконт” (хотя она и собиралась вести с русскими дела и даже намечала купить часть бизнеса), утратила бдительность и снизила качество сервисного обслуживания. Мы попали с проверенной техникой на пик недовольства клиента нашим конкурентом и смогли выйти на рынок через другого его конкурента».

Вскоре к GE присоединился другой крупный потребитель — оператор оказания услуг по контролю оборудования АЭС компания Westinghouse. Управленцы «Диаконта», понимая, что способны работать на рынке США более активно, летом 2011 года открыли в Сан-Диего собственное представительство Diakont Advanced Technologies. Уже после этого к числу клиентов русской компании добавился американский филиал французского концерна AREVA, и сейчас продукция «Диаконт» занимает в целом около 60% от всех поставок на американский рынок новых радиационно-стойких камер.

  • СТС-К-78П – это уникальная радиационно-стойкая телевизионная система, обеспечивающая сканирование контролируемой поверхности с высокой скоростью и измерение выявленных отклонений с метрологически-аттестованной точностью.
  • СТС-К-78П – это уникальная радиационно-стойкая телевизионная система, обеспечивающая сканирование контролируемой поверхности с высокой скоростью и измерение выявленных отклонений с метрологически-аттестованной точностью.

К миллиардам долларов

Недавно «Диаконт» заключил стратегическое партнерство с американской компанией Structural Integrity в области внутритрубного контроля американских газопроводов и трубопроводов атомных станций. Дело в том, что еще в 2005 году компания наладила выпуск диагностических и ремонтных роботов, в том числе для газовой промышленности, учредив специально для этих целей дочернюю компанию «Конструкторско-технологический проектный институт “Газпроект”». Создание первого же робота для внутритрубной диагностики газопроводов становится отраслевой сенсацией. Робот-«луноход», перемещаясь внутри технологических трубопроводов со сложной геометрией, позволяет получить достоверную информацию о состоянии подземной части компрессорной станции, фактическом местоположении сварных швов и запорной арматуры, а также обнаружить дефекты тела трубы и сварных соединений и наличие посторонних предметов и загрязнений. Продолжают разрабатываться и роботы для АЭС, создается сварочный робот для Билибинской АЭС; на Ленинградской АЭС испытывается уникальный робототехнический комплекс, который позволяет не только диагностировать, но и проводить восстановительные ремонты, в частности телескопических соединений трактов технологических каналов РБМК, которые являются слабым местом этого реактора. Владимир Асмолов, первый заместитель генерального директора концерна «Росэнергоатом», после проведения контрольных работ на первом блоке ЛАЭС отмечал, что тиражирование этого робототехнического комплекса на всех 11 блоках РБМК станет настоящим прорывом для концерна и даст миллиарды рублей экономии. Сейчас подобный комплекс начинает разворачиваться на Смоленской АЭС, где размещено четыре блока РБМК.

  • ТДК-ТСТ - это специализированный робототехнический комплекс для дистанционного измерения телескопических соединений трактов (ТСТ) реакторов типа РБМК.
  • ТДК-ТСТ - это специализированный робототехнический комплекс для дистанционного измерения телескопических соединений трактов (ТСТ) реакторов типа РБМК.

Но газовой и атомной отраслей Михаилу Федосовскому уже мало: его мечты и планы — освоение более массовых общепромышленных рынков. По его словам, идея такова. В «Диаконте» научились, бросая на это все силы, делать уникальные системы, которые пользуются спросом во всем мире, но выпускаются они десятками, может быть, сотнями единиц. Однако понятно, что в таком «малотиражном» бизнесе риски достаточно высоки. Поэтому в «Диаконте» ощущают потребность диверсифицироваться и перейти к производству продукта, как и предыдущие разработки, наукоемкого, высокотехнологического, комплексного (то есть включающего в себя и программное обеспечение, и электронику, и электротехнику, и прецизионную механику), но выпускающегося сотнями тысяч штук в год. Речь идет о создании специальных технических средств, которые позволят заменять устаревшие гидравлические системы, которые есть в каждом автомобиле, самолете, турбине, прецизионной электромеханикой нового поколения, существенно превосходящей существующие сегодня мировые аналоги. Ее отличительная особенность — сочетание высокого развиваемого усилия (от 100 кг до 30 тонн) с высокой точностью (до 0,005 мм) и быстродействием при небольших габаритах привода. В разработке таких электромеханических приводов «Диаконт» в пятерке мировых лидеров. Объем рынка таких изделий уже достиг миллиардов долларов.

  • 0
    Нет аватара Alibaba
    19.02.1315:35:04
    Слышал много раз хороших отзывов про "Диаконт". Также компания входит в список наиболее привлекательных работодателей в Санкт-Петербурге.
    • Комментарий удален
  • 0
    Doc Doc
    19.02.1316:02:40
    Большой +     Господа, а как Сергею Мошину поставить + в карму?    
    • 0
      user78 user78
      19.02.1316:05:52
      Господа, а как Сергею Мошину поставить + в карму?
      Хороший вопрос...
      Пользователь не найден
         
      Отредактировано: user78~16:06 19.02.13
      • 0
        Doc Doc
        19.02.1316:09:54
        Неужели это САМ?     Я не побоюсь, я и САМОМУ + в карму поставлю!!!   
      • 0
        Нет аватара Sergey Moshin
        19.02.1316:37:55
        В смысле, почему не найден? А где же я тогда?)))
        • 0
          Doc Doc
          19.02.1316:42:43
          Хм... Вот нескладуха, а я вам уже ставил "+"         Просто, щелкая по вашему нику в конце статьи, попадаешь не в ваш блог, а на главную страницу СУНа. Вот я и подумал, а может, вы САМ?    
  • Комментарий удален
  • 0
    Zveruga Zveruga
    19.02.1322:51:54
    Знаю, что производил и производит ЦНИИ Электрон. Изображения Венеры и Марса нами тоже получены благодаря Электрону. Еще Электрон поставлял фотодатчики для большого адронного коллайдера. А сейчас делает ПЗС матрицы для спутников и т. п. Статья очень интересная. В первые слышу о камере, которая производит съемку реактора АЭС изнутри. Вот бы видео посмотрть. Или, хотябы, фотографию раскаленных внутренностей.
    Отредактировано: Zveruga~22:54 19.02.13
  • 0
    Нет аватара biggreenbob
    20.02.1308:59:01
    Пассионарий - на таких всё и держится в этом мире!!!!
  • 0
    noname noname
    20.02.1311:52:48
    Вот он, человек, который приносит огромную пользу стране и любит своё дело.
Написать комментарий
Отмена
Для комментирования вам необходимо зарегистрироваться и войти на сайт,