20

Kак в Ленобласти возрождают старинные усадьбы

Усадьба Мерёво

От нескольких сотен красивейших усадеб, окружавших век назад столицу Российской империи, остались лишь фрагменты стен и фундаменты. У государства денег на их восстановление нет и не предвидится. Возродить такие не знаменитые, но ценные для отечественной истории памятники, сможет только передача их в частные руки, уверены власти Ленинградской области. Положительные примеры в регионе уже есть. Именно так посчастливилось возродиться усадьбе Мерёво в Лужском районе.

Родовое гнездо генерала двенадцатого года

Всего в Ленобласти сохранилось около трехсот подобных свидетельств ушедшей эпохи — в основном, в виде руин. Но находятся люди, не побоявшиеся взвалить на свои плечи груз ответственности за полуразрушенный памятник. А старинная усадьба, в которую удалось вдохнуть новую жизнь, возвращает силы сторицей.

Лужанин Михаил Великанов превратил заброшенный дом в деревне Мерёво в настоящий туристический комплекс. Сейчас это место носит коммерческое название «Мишкина дача» и является примером русской усадьбы помещика средней руки XVIII века. Некогда здесь находилось родовое поместье героя Отечественной войны 1812 года, кавалера ордена Св. Георгия генерал-майора Дмитрия Васильевича Лялина.

Доу Джордж. Портрет Дмитрия Васильевича Лялина. 1820-е

История возрождения усадьбы Мерёво, как рассказал ее нынешний владелец, началась в 1997 году, когда он увидел объявление в газете «Лужcкая правда» о продаже муниципалитетом здания бывшей школы в деревне Мерёво. «Приехал посмотреть. Здесь были только пустые стены, запущенный парк и мусорная свалка», — вспоминает Михаил Великанов.

Сама постройка, по его словам, не выглядела старинной, но необычность ландшафта вокруг, угадывающиеся аллеи и вековые деревья натолкнули на мысли о давней истории этого места. Великанов собрал информацию об усадьбе (сохранилась дарственная карта поместья родителям Дмитрия Лялина, датированная 1781 годом), ее владельцах, разыскал заброшенную могилу Лялина на местном кладбище и решился восстанавливать — выиграл торги, вложив в покупку личные денежные накопления, и получил усадьбу в собственность.

Статус с грузом ответственности

«Не каждый инвестор возьмет на себя бремя восстановления объекта культурного наследия. Особые охранные обязательства здесь заключаются фактически на каждый метр земли: что можно делать, что нельзя делать, какими средствами и как восстанавливать. К процессу подключается комитет по культуре областного правительства, реставраторы, архитекторы», — отмечает Михаил Великанов. Проверяющих, по его словам, много. Но, если четко основываться на охранном законодательстве, то проблем не возникнет.

Восстановленная усадьба должна представлять собой целостный объект и соответствовать планам того времени, когда она была построена. Так, в усадьбе Мерёво анфилада комнат, как это и было при жизни генерала Лялина, расположена на южной стороне. Дом по-прежнему четко ориентирован с востока на запад. Великанов показал датированную 1936 годом фотографию усадьбы. На ней видно, что до наших дней не сохранился мезонин усадебного дома, но его планируют воссоздать в будущем.

Усадебный дом в 1936 году

Не меньше хлопот доставляет и прилегающий к усадьбе парк. В процессе воссоздания прилегающей территории открываются его аллеи и террасы. Восстановлена видовая площадка «Парнас», где будет построена беседка. При нынешнем владельце здесь появились летний театр на 400 мест и два пруда с каскадами, которые органично вписались в ландшафт. Всё постепенно приводится в порядок — на собственные средства хозяина.

Видовая площадка

Учитывая, что почти весь парк двухсотлетний, некоторые старые деревья приходится выпиливать, а после этого их надо, по закону, заменять саженцами тех же пород. В прежние времена здесь была березовая аллея, а к недавней поре от нее оставалось четыре березы, а затем вообще только одна. Но аллею полностью восстановили — и теперь она, как и два века назад, ведет прямиком от генеральского дома к пирсу на озере Мерёвское.

Кстати, на территории усадьбы Мерёво есть и природный памятник федерального значения — здесь растет самый большой в Ленинградской области вяз: охват его 237-летнего ствола составляет 6 метров 80 сантиметров. Он рос еще при Дмитрии Лялине.

237-летний вяз, природный памятник

«Друзья называют меня помещик-крепостной, потому что это статусная собственность, которая в то же время обеспечивает круглосуточной и круглогодичной работой», — говорит о заботах современного «барина» Михаил Великанов. Но эта работа ему в радость. «Так спроектировали архитекторы прошлого, что до сих пор не понимаю, как это можно было сделать без современной техники», — восхищается Великанов, рассказывая о причудливом устройстве своих владений.

История «в нарезку»

По словам Михаила Великанова, в период своего расцвета поместье занимало территорию в 12 гектар, сейчас же сохранилось примерно 50% — в советские времена от него понемногу отрезали под жилые дома. Однако территории усадеб тем ценнее, чем больше они сохранили свою целостность.

«Усадьба — это не только помещичий дом. Это еще и обширная территория вокруг, представляющая собой исторические террасные парки, испещренные аллеями, тропинками, смотровыми площадками, с живописными прудами, каналами и мостиками», — поясняет Великанов.

Сегодня усадьба Лялина со всех сторон окружена дачными домами. Один участок с домом и баней, вплотную примыкавший к помещичьему особняку, нынешнему хозяину пришлось выкупать. А бывший приусадебный яблоневый сад полностью вырубили под дачную застройку. В чужой собственности находится и 10 соток земли возле дома — строительство там еще не началось, но Великанов переживает, что в этом случае будет закрыт исторический вид.

Таким же образом многие другие российские усадьбы десятилетиями теряли свои первоначальные размеры и ансамбли. Так, привел пример Великанов, была полностью утрачена усадьба Домкино — бывшее владение астронома, профессора Санкт-Петербургского университета Сергея Павловича Глазенапа.

Возродится деревня усадьбами

Заразившись еще давно идеей восстановления исторических усадеб, Михаил Великанов часть своей жизни посвятил работе в администрации Лужского района — специалистом по развитию туризма.

Личный опыт, которым делился Великанов, пошел на пользу. Теперь в Лужском районе уже шесть усадеб ждут своих инвесторов — их подготовили и выставили для будущих торгов. «Объекты абсолютно разные — на любой инвестиционный кошелек. Куда-то десять миллионов будет достаточно вложить, а куда-то и сотни будет мало», — отметил Великанов

Но оно того стоит, уверен Михаил Великанов. Его «Мишкина дача» начала функционировать как туристический комплекс уже с 2001 года, а в 2011 году возрожденная усадьба стала лауреатом Национальной премии РФ «Культурное наследие» и получила благодарность министра культуры Владимира Мединского.

Усадебный дом

«В усадьбе идет серьезная просветительская работа — приезжают школьные группы и люди, интересующиеся историей района. Планируем организовать музейный уголок, посвященный генералу Лялину, усадьбе и деревне Мерёво, которая сама имеет более чем тысячелетнюю историю. В память о нашем генерале проводим военно-исторические реконструкции. Так, фестиваль в честь 200-летия победы в войне 1812 года собрал 5 тысяч гостей и победил на конкурсе „Событийный туризм в России“. Наш летний театр собирает гостей под открытым небом: исполняется живая классическая музыка, романс, джаз, фолк, этно, приезжают спектакли, детские кукольные театры», — рассказал Михаил Великанов о туристических возможностях своей усадьбы.

…Еще до встречи с Великановым, на подходе к деревне Мерёво корреспондент расспросил местную жительницу, как окружающие относятся к деятельности, развернувшейся в возрожденной усадьбе. Оказалось, что люди довольны. По словам женщины, это место для живущих поблизости стало чем-то вроде Дома культуры.

Туристический потенциал усадеб, особенно Лужского района Ленобласти, недооценен, уверен Великанов. «Развитие несет социальную нагрузку. Такие усадьбы находятся в глухих деревнях, где нет работы. А любой подобный объект, вернувшийся к жизни, даст рабочие места и налоги в местные бюджеты, — говорит „новый помещик“. — Плюс, туристы будут покупать фермерские продукты».

Вид с пирса на усадебный дом

Не так давно предпринимателем Андреем Катаевым была взята в аренду на 49 лет усадьба Сырец, бывшее владение Муравьевых-Шереметевых, — единственная в Лужском районе, являющаяся памятником, находящимся в федеральной собственности. Как и в большинстве случаев, там сохранились лишь фундаменты, но территория вокруг, как уже говорилось, представляет собой ничуть не меньшую ценность. Так, эта усадьба может похвастаться яблоневым садом из 1100 деревьев.

По словам нашего собеседника, нынешний владелец планирует не только восстановить поместье, превратив его в туристический комплекс, но и использовать территорию в сельскохозяйственных целях. «Такой яблоневый сад дает от 50 до 100 тонн яблок в год. У хозяина появилась идея возродить старые промыслы — там можно готовить яблочный сок, пастилу, повидло», — рассказал Михаил Великанов.

«Священное право частной собственности»

Это хороший пример, но есть и отрицательные. Например, по словам Великанова, усадьба Репьи уже 10−15 лет находится в упадке — собственник имеется, но никакая деятельность там не ведется. При этом есть 73-й федеральный закон, обязывающий собственников достойно содержать и восстанавливать эти объекты. Не во всех случаях памятники остаются доступны для туристов. Например, усадьба Боровое принадлежит Министерству внутренних дел, там санаторий, но пускают посетителей туда лишь изредка. «Но что сложного в том, чтобы, например, устроить день для посещений, скажем, в последнюю субботу месяца?», — недоумевает Великанов.

Эффективных рычагов воздействия на нерадивых собственников нет. Это признают и областные власти. B Ленобласти решили не ждать, когда Росимущество разработает необходимые для работы федерального закона по приватизации памятников нормативные документы, и принять областной закон, позволяющий передавать в частные руки памятники регионального и местного значения на территории 47-го региона.

Своеобразной «страховкой» от недобросовестных покупателей станет то, что за символическую плату им будет отдаваться в собственность только само усадебное здание (или его фундамент) и земля под ним. А приусадебный участок и дополнительная ландшафтная зона могут быть приватизированы только по мере выполнения обязательств по восстановлению и организации свободного посещения усадьбы. При этом большие земельные участки будут предоставляться исключительно на условиях аренды, говорят областные власти.

Аллея, ведущая от дома к пирсу

Однако современный «помещик» смотрит на предложенный чиновниками механизм «страховки» скептически. «Любой собственник будет с удовольствием вкладывать свои средства и собственный труд только в свою собственность. А не так, что ты всё восстановил, и потом у тебя через сколько-то лет аренды это отобрали. В нашем государстве я вообще передавал бы всё в собственность, потому что у нас и собственность могут „оттяпать“ обратно», — поделился своим мнением на этот счет Михаил Великанов.

Тем временем, таких как он, становится всё больше, и новым владельцам старинных поместий есть что обсудить в своем кругу. Оказалось, что в России уже есть неформальный клуб «помещиков XXI века». Владельцы усадеб, как и сами усадьбы, очень разные.

«У меня, „помещика-крепостного“, усадьба маленькая, а некоторые „помещики-дворяне“ — владельцы настоящих дворцов. А проблемы у всех одни и те же: основываясь на 73-м законе, обязаны выполнять охранные обязательства. Все разговоры у нас о том, как общаться с властями, у которых всегда много вопросов и требований: согласование проектов, экспертизы, которые должны проводить специальные люди, это большие финансовые затраты и длинные сроки. Если крупная усадьба, то, конечно, и работы больше. Но оно того стоит. Возрождение усадьбы — это восстановление исторической справедливости», — подчеркивает Михаил Великанов.

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен и сделайте вашу ленту объективнее!

  • 4
    Vladimir Smolnikov Vladimir Smolnikov
    26.04.1710:57:59

    Молодцы!

    В Ленинградской области множество старинных усадеб, причем в живописных местах, на берегу Финского залива.

    Восстановить их и сделать мини-гостиницы люкс класса — это идея для бизнесменов.

    Многие бы захотели пожить 2-3 дня в таком месте.

    Это идея со 100% успехом.

    Да и в других местах можно реставрировать усадьбы под мини-гостиницы на природе, а это бооольшой бонус.

Написать комментарий
Отмена
Для комментирования вам необходимо зарегистрироваться и войти на сайт,