Лого Сделано у нас
153

Сделано у нас - это наш экспорт!

Россия на сегодня является крупным мировым экспортером огромного спектра несырьевых, высокотехнологичных товаров и услуг, и даже если завтра вдруг наши нефть и газ  перестанут покупать вообще – никакой экономической катастрофой это не грозит. В статье полный расклад по экспорту России.

читать полностью

  • 0
    Нет аватара Vedomir
    24.05.1409:49:39
    Напоминаю, что речь идет - о ДОБАВЛЕННОЙ СТОИМОСТИ. Это понятие существует для конкретной компании.

    Так вот компания, производящая газ - добавляют несравнимо больше стоимости, чем компания, производящая самолеты.


    Я просто считаю добавленную стоимость для страны в целом, а не для одной конкретной компании.

    В рамках страны добавленная стоимость от самолетов суммируется с добавленной стоимостью от газа.

    Таким образом страна только с газом и без самолетов получает меньше чем страна и с газом и с самолетами.

    Страна - это и рабочие и бюджет.


    Газпром - 393 тыс сотрудников, выручка - раз уж ты так хотел про выручку! - 153 млрд долларов, прибыль - 67 млрд долларов.

    Боинг - 168 тыс сотрудников, выручка - 87 млрд, прибыль - 6,6 млрд.

    Эйрбас - 143 тыс сотрудников, выручка - 56 млрд, прибыль - 2,1 млрд...

    (...)

    Я - горячий поклонник авиации, авиастроения - но надо же понимать порядок цифр! Эйрбас и Боинг - вместе взятые! - и близко не производят столько, сколько Газпром.


    Правильно.

    Только Газпром (Exxon Mobil) в сумме с Боингом очевидно даст стране больше чем Газпром без Боинга.

    Таким образом на США работает и Exxon Mobil и Боинг и Apple. А на Россию только Газпром.

    Когда газ и нефть в США закончатся Боинг и Apple продолжат приносить стране деньги.

    Когда газ в России закончится мы останемся без денег на покупку продукции Apple и Боинг.

    Если цены на газ упадут - США получит больше денег за счет более дешевого газа для Apple и Боинга.

    Россия останется без денег на покупку продукции Apple и Боинга.

    Если вам не нравится конкретно Apple замените ее Samsung или Huawei, суть не изменится.

    Сырьевая экономика - это вечная зависимость от других стран и вечная угроза нищеты в случае пдаения цен на сырье.

    Программа сокращения производства, анонсированная "РусАлом" в начале марта, может приобрести более масштабные контуры в связи с продолжающимся ослаблением цены алюминия и нерешенностью проблем, стоящих перед компанией как на мировом, так и на российском рынке, заявил в интервью "Интерфаксу" гендиректор "РусАла" Олег Дерипаска. "РусАл" рассматривает вопрос о 4-летней консервации электролизного производства на большинстве алюминиевых заводов дивизиона "Запад" до конца 2013 года. Эта мера будет действовать до возвращения цены на алюминий на уровень $2400 за тонну. Сибирские заводы "РусАла" снизят в этом году выпуск на 105 тыс. тонн, а суммарное сокращение производства компании может достигнуть 350 тыс. тонн. Внутренний спрос, как считает Дерипаска, может подстегнуть создание государственного склада алюминия, а для глобального улучшения баланса спроса и предложения мировым производителям стоило бы сократить 10% от прошлогодних объемов производства.

    - Сейчас цена на алюминий упала ниже $1800 за тонну и продолжает падение, а уровень складских запасов остается на уровне прошлого года. При этом ваш прогноз по цене - $2100 к концу 2013 года. Не считаете ли вы прогноз сейчас слишком оптимистичным?

    - Сегодня очевидно, что цена не вырастет до конца года до $2100 за тонну. И судя по тем прогнозам, которые мы сейчас видим, она вполне может остаться на уровне в $1800 за тонну. Отрасль переживает период глубокого и долгого кризиса.

    Эта проблема уходит корнями в глобальный кризис 2008-2009 годов, когда практически остановились транспортная и строительная отрасли. Именно тогда резко упало потребление алюминия, но при этом предложение не снизилось в достаточном объеме, что привело к тому, что на складах осело порядка 7 млн тонн избыточного металла. С учетом того, что речь идет лишь о западном сегменте потребления, объем которого составляет 25 млн тонн, фактически получается, что половина годового запаса лежит на складах. Цена падает, издержки растут - производители металла оказались фактически в западне.

    Смотрите оригинал материала на http://www.interfax.ru/322098 


    Российская угольная отрасль переживает непростые времена. Экспорториентированная стратегия развития, позволившая нарастить добычу за последние пятнадцать лет более чем наполовину и кардинально модернизировать производство, начала пробуксовывать. Выход на мировой рынок угля, прежде всего в его самый динамичный — тихоокеанский — сегмент, новых агрессивных игроков с существенным гандикапом по себестоимости обвалил мировые цены. С января 2013 года основной объем экспорта российского угля стал убыточным, как и консолидированный финансовый результат работы всей отрасли.
    Реклама

    Дело осложняется тем, что мы имеем дело не с короткой конъюнктурной паузой, а с серьезным изменением структуры мирового рынка энергоносителей, что обусловит сохранение низких цен на уголь еще как минимум в течение двух лет.

    Очевидно, что российские угольщики столкнулись с серьезнейшим вызовом: требуется существенная корректировка стратегий развития компаний, да и всей отрасли. Равно очевидно, что только своими силами отрасль перестроить свою работу не сможет, нужны целенаправленные меры государственной поддержки. Ведь углепром сегодня — это 165 тыс. рабочих мест, почти 2 млрд долларов налогов и соцотчислений и 13 млрд долларов экспортной выручки — пятое место среди крупнейших товарных позиций российского экспорта после нефти, нефтепродуктов, газа и черных металлов.


    В любой момент сырьевая отрасль может превратится из источника доход в источник расходов и потребовать господдержки.

    Упадут цены на газ и ваш любимый Газпром резко сдуется. По сути дела вы с ним не только запрещаете стране расти дальше но и рставите ее в полную зависимость от внешних факторов.

    В начале прошлого года "Газпром" вместе с иностранными партнерами - Total и Statoil - признался, что в связи с падением спроса на газ вынужден отложить на 3 года начало добычи газа на Штокмановском месторождении в Баренцевом море. Теперь не исключается, что ввод в эксплуатацию Штокмановского месторождения может быть перенесен на 2018 год.

    "Сейчас ведутся работы, вопросы задают о переносе ввода на 2018 год, но решение пока не принято. Это вызвано тем, что Штаты (Соединенные штаты Америки) активно используют сланцевый газ, соответственно, спрос на газ падает", - сообщил заместитель руководителя Роснедр Петр Садовник, выступая на круглом столе в Совете Федерации в четверг. Он отметил, что окончательное решение должна принять правительственная комиссия по ТЭК.

    В последние четыре года добыча сланцевого газа в США удваивалась каждые два года, а к 2020 году она может вырасти на 80%, прогнозировал вице-президент Charles River Associates Крис Гонкалвес, выступая в декабре на Всемирном саммите по сжиженному природному газу в Барселоне. По его расчетам, к концу десятилетия добыча может достигнуть 24 млрд кубических футов в сутки. При этом цена природного газа в США увеличится до примерно $5 за 1 миллион британских тепловых единиц (Btu) к 2015 году и до примерно $6,5 за млн Btu к 2020 году.
    В 2010 году природный газ подешевел на 23%, а его запасы в США достигли в ноябре рекордного объема в 3,843 трлн кубических футов.

    Смотрите оригинал материала на http://www.interfax.ru/business/177920 




    В истории масса пример резкого обнищания стран, полагавшихся на производство сырья

    В отличие от Венеции и Голландии — примеров для подражания, Испания в XVI веке показала миру плохой пример. Стало понятно, что богатства колоний не обогатили Испанию, но подавили ее способность производить товары и услуги. В отличие от Англии, которая с 1485 года активно защищала и поощряла свою промышленность, Испания защищала от зарубежной конкуренции свое сельскохозяйственное производство, а именно производство масла и вина. К концу XVI века Испания, когда-то обладавшая довольно мощным промышленным производством, была почти полностью деиндустриализована.

    Тем, кто наблюдал за происходившим в Испании, было очевидно, что все огромное богатство, которое текло в Испанию, в ней не задерживалось, а вытекало дальше и оседало в двух местах — в Венеции и Голландии. Как за медленно движущимся цунами, можно проследить за гигантской волной инфляции, начавшейся в южной Испании и прокатившейся по Европе. Но почему этот поток золота и серебра осел в двух небольших географических областях? Что отличало Венецию и Голландию от остальной Европы? В этих областях было сконцентрировано обширное и диверсифицированное производство и почти не было сельского хозяйства. Европа поняла, что истинные золотые рудники — это не физические золотые копи, а обрабатывающая промышленность. В труде Джованни Ботеро о причинах богатства городов мы читаем: «Такова сила промышленности, что никакой рудник по добыче золота или серебра в Новой Испании или Перу не может с ней сравниться, и облагая налогами промышленные предприятия Милана, католический король получает больше, чем приносят ему рудники Потоси или Халиско[96]. Италия — это страна, где… нет крупных золотых или серебряных рудников, как нет их и во Франции; однако обе страны богаты деньгами и сокровищами благодаря своей промышленности»[97].

    Идея о том, что обрабатывающая промышленность — это настоящее золотое дно, встречается в трудах экономистов по всей Европе с конца 1500 до 1700-х. После Ботеро эту же мысль мы находим у итальянцев Томмазо Кампанеллы (1602 г.) и Антонио Дженовези (1750-е гг.), у испанца Херонимо де Устарис (1724–1751), а также у шведа Андерса Берка (1747 г.), первого профессора экономической науки за пределами Германии: «Истинные золотые рудники — это обрабатывающая промышленность»


    Возьмите Ирландию, некогда завоеванную англичанами. Столетиями ей позволялось производить только сырую шерсть, продовольствие и дешевую рабочую силу самих ирландцев. Все служило обеспечению индустрии метрополии дешевыми факторами производства. Самой Ирландии при этом воспрещалось перерабатывать шерсть (против чего столь красноречиво протестовал в своих памфлетах Джонатан Свифт), и делалось это сознательно. До XV века сама Англия служила поставщиком шерсти на мануфактуры Фландрии и Северной Италии. Английским купцам удалось убедить короля Эдуарда III (податливого из-за дорогостоящей Столетней войны) обложить запретительными пошлинами вывоз необработанной шерсти на континент. Корона и купечество при этом за большие деньги привлекали в Англию лучших мастеровых ткачей или просто подглядывали иностранные секреты.

    Зато Ирландии ничего подобного не позволялось столетиями. Лишь в самом начале 1980-х, перед лицом жестокого кризиса, правительство Ирландской Республики нашло наконец силы пойти на активную индустриальную политику, поощрение технического образования и науки и привлечение высококвалифицированных ирландских эмигрантов, некогда покинувших родной остров из-за хронической безработицы. Это совсем не походило на шоковую терапию, и я горжусь тем, что в те годы консультировал правительство Ирландии. Так начиналось «кельтское экономическое чудо», создавшее инновационный технологический сектор в стране, прежде известной лишь зелеными лугами и дублинским пивом.


    В начале 1960-х годов банановые плантации Центральной Америки поразил церкоспороз. Эквадор, в то время относительно мелкий поставщик, от вспышки не пострадал и решил воспользоваться шансом завоевать свою долю на рынке. С 1962 по 1966 год Эквадор увеличил площадь банановых плантаций на 75 %. Несколько лет спустя, потея в жарком Гуаякиле над кипами документов, я обнаружил, что за эти годы производительность одного акра земли упала на 40 % — с 19 до менее 12 тонн. Как всегда, свою сыграл роль не только этот фактор, но он стал основной причиной падения производительности. Плантации распространились за пределы области Эль-Оро, где производилось больше всего бананов, в менее эффективные области. То, что изначально выглядело как улучшение международного положения Эквадора, в реальности обернулось падением производительности и зарплат в отрасли. Экономисты, занимающиеся сельским хозяйством, не удивились бы такому результату; проблема в том, что на макроуровне аналогичные процессы игнорируются. Я не устаю повторять, что с обрабатывающей промышленностью произошло бы обратное: рост производства привел бы к снижению издержек. В обрабатывающей промышленности каждый следующий станок работает не менее эффективно, чем предыдущий; более того, каждый следующий трудочас снижает фиксированные издержки на единицу продукции. Рост производства неизменно приводит к снижению издержек на единицу продукции. Растущая доля на рынке позволяет игроку вырваться вперед в гонке по кривой производительности и первым скатиться по ее крутой части; в сельском хозяйстве она припирает игрока к стене убывающей отдачи.


    А есть и обратные примеры

    Австралийские экономисты всегда знали, как опасно специализироваться на сырьевых материалах. Они поняли, что если Австралия последует стандартной теории торговли и станет поставлять шерсть, это немедленно приведет к перепроизводству и стремительному падению цен. В отсутствие альтернативного источника занятости населения, овцеводство и производство шерсти распространится в области, непригодные для этих видов деятельности.

    Поэтому Австралия настояла на том, чтобы основать собственную обрабатывающую промышленность, несмотря на то что она будет не такой эффективной, как промышленность Англии или Европы, и никогда не сможет с ними конкурировать. Именно так надо поступать, чтобы в мире появились страны со средним доходом. Австралийцы рассудили, что национальный промышленный сектор задаст альтернативный уровень зарплаты, который не позволит производителям сырьевых товаров распространить производство на непригодные для него земли. Уровень зарплат, заданный промышленностью, будет сигнализировать им, что это невыгодно. Промышленный сектор, в котором по определению действует растущая отдача, также должен помочь механизировать производство шерсти. Именно этот аргумент, основанный на дихотомии возрастающей отдачи в промышленности и убывающей отдачи в сельском хозяйстве, был решающим, когда в XIX веке индустриализовались Европа и Америка.



    В начале 1700-х годов в экономической практике двусторонней торговли появилось железное правило, которое быстро распространилось в Европе. Если страна экспортирует сырьевые товары и импортирует промышленные, то она ведет невыгодную торговлю, если страна импортирует сырьевые товары и экспортирует промышленные, то выгодную[104]. Интересно, что если страна экспортировала промышленные товары в обмен на другие промышленные товары, торговля считалась выгодной для обеих сторон. Как когда-то выразилась ЮНКТАД, симметричная торговля выгодна обеим сторонам, а несимметричная невыгодна бедным странам.

    Вот почему главные сторонники индустриализации и тарифной защиты, такие как Фридрих Лист, были и главными сторонниками свободной торговли и глобализации, но только после того как все страны будут в достаточной степени индустриализованы. Еще в 1840-е годы Фридрих Лист разработал рецепт «правильной глобализации»[105]: свободная торговля должна вводиться после того, как все страны мира будут индустриализованы; только тогда она будет выгодна всем странам без исключения. Как мы видим, Лист только в одном расходится с принятой сегодня теорией — в вопросе выбора времени для введения свободной торговли, а также выбора географической и отраслевой последовательности, в которой должно идти развитие свободной торговли.
    Даже в период восстановления Европы после Второй мировой войны подобный тип экономического мышления был в ходу. После войны промышленность США превосходила промышленность Европы. Однако никто почему-то не предлагал Европе следовать собственному конкурентному преимуществу в сельском хозяйстве; напротив, делалось все возможное, что бы реиндустриализовать Европу при помощи Плана Маршалла. План Маршалла состоял из традиционного набора стратегических инструментов, среди которых была и мощная защита обрабатывающей промышленности.
    Отредактировано: Vedomir~09:50 24.05.14
Написать комментарий
Отмена
Для комментирования вам необходимо зарегистрироваться и войти на сайт,