Лого Сделано у нас
21

Лесной Дозор — система мониторинга лесных пожаров

«Лесной Дозор» — система мониторинга лесных пожаров, позволяющая точно определить местоположение огня и дыма. Принцип действия системы «Лесной Дозор» состоит в многопозиционной оптической локации очагов возгорания.


В 2008 г. Департамент лесного комплекса Нижегородской области обратился в ГУ "НИБИ" (Нижегородский инновационный бизнес-инкубатор) с запросом оказать содействие в решении проблемы лесных пожаров. Для выполнения этой задачи группа разработчиков во главе с И.С. Шишаловым предложила инновационную концепцию мониторинга. Через некоторое время была основана группа компаний "Дистанционные системы контроля" (далее - "ДСК"). Что касается предложенной концепции, то она легла в основу системы "Лесной Дозор".

 

В течение 2009-2011 гг. компания стала участником программы Microsoft BizSpark, выиграла ряд конкурсов федерального уровня и участвовала во всероссийских и международных выставках.

 

Достижения компании 


  • Система реализуется в 20 регионах России и Белоруссии (январь 2013).
  • Согласно Russian Startup Rating 2012, "Лесной Дозор" вошёл в десятку самых динамичных и перспективных стартапов России (декабрь 2012).
  • Проект вошёл в общероссийский реестр инновационных продуктов, рекомендованных к использованию в стране (ноябрь 2012).
  • I место во всероссийском конкурсе "облачных вычислений (апрель 2012).
  • Выпуск 3-ей версии программного комплекса "Лесной Дозор" (апрель 2012).
  • Компания "ДСК" становится резидентом инновационного центра "Сколково" (март 2012).
  • Победа в конкурсе "Телеком Идея", организованном МТС (июль 2011).
  • На "Дне инноваций и передовых технологий МЧС России" систему оценил глава МЧС России Сергей Шойгу (май 2011).
  • Серебряная медаль 39-го международного "Салона изобретений Женева" (май 2011).
  • Призёр конкурса БИТ 2011. В финале систему представляла Ольга Шелест (июль 2011).
  • I место в открытом конкурсе "Приволжье - территория безопасности" (2010).
  • Самый эффективный инновационный проект галерии инноваций нижегородского форума "Россия Единая" в 2009. Участник аналогичных форумов в 2010 и 2011 гг.
  • Победитель Российской Венчурной Ярмарки - 2010.
  • Победитель Федеральной программы поддержки инновационных компаний (2010).
  • Диплом "СтартАп года 2010". Лучший социально значимый проект.

 

https://www.youtube.com/user/Lesndozor?feature=watch

Источник: http://www.lesdozor.ru/ru/
  • 0
    Russia_Touristo Russia_Touristo
    26.02.1309:50:35
    Ну че могу сказать? Проблемкой то занялись всерьез: В России планируется создать отряд парашютистов-огнеборцев. Резервный спецназ появится в каждом регионе. В Центральном округе планируется разместить около тысячи пожарных-десантников. Ещё 2,5 тысячи парашютистов распределят по субъектам РФ. Лесной спецназ направят в регионы с повышенной пожарной опасностью. Полная инфа и ролик вот тут.
    Отредактировано: Russia_Touristo~09:51 26.02.13
    • 0
      d-tatarinov.livejournal.com d-tatarinov
      26.02.1311:22:21
      Холдинг «Вертолёты России» объявляет о запуске специальной программы по борьбе с пожарами при помощи вертолётной техники http://www.russ.../news/4026.html
    • 0
      tm tm
      26.02.1313:11:26
      Хрень какая-то, если честно. Много ли там эти тысяча пожарных с лопатами накопают в случае масштабных лесных пожаров, как пару лет назад? Занятие проблемой всерьез имхо - это повсеместное обновление просек и ликвидация упавших деревьев и сухостоя. Плюс регулярные инспекции для отвешивания люлей всем любителям разводить костры где попало. И заниматься этим должны лесничества, а не пожарные.
      • 0
        d-tatarinov.livejournal.com d-tatarinov
        26.02.1313:20:38
        Хрень какая-то, если честно. Много ли там эти тысяча пожарных с лопатами накопают в случае масштабных лесных пожаров, как пару лет назад?
        Читайте "Записки ездового пса" Ершова. маленький     отрывок именно, когда он летал таких десантников возить
        Горизонт пока чист; вчерашний фронт унес дым на восток, и только гигантский пожар, от которого мы кормимся даже в дождливую погоду, подбрасывая на торфяники взрывчатку постоянно дежурящим там "диверсантам", -- этот пожар уродливым грибом торчит слева. Ровно гудят моторы. Самолет надежнейший: мощный, достаточно скоростной и грузоподъемный, он способен и зависать на малой скорости для безопасной выброски парашютистов, и маневрировать на малых высотах со сложным рельефом местности. Огонь-то разжигают и не уберегают рыбаки да охотники, да не так они, как горе-туристы, которые жмутся к речкам, а речки текут в ложбинах, по распадкам. Если там полыхнет, то потом накрутишься между высокими склонами. Какой умной голове вздумалось использовать на лесных пожарах мощный и мобильный Ил-14, к тому же достаточно дешевый и простой в эксплуатации, я не знаю, -- но голова светлая. Был поставлен эксперимент -- только в нашем управлении, только два грузовых самолета, только несколько экипажей -- одни на всю страну; как мы сработаем, как у нас получится,-- по результатам будут судить о дальнейшем использовании этой техники на лесопатруле. С зимы еще начали нас слетывать. Мы тренировались на малых скоростях на сброс парашютистов, груза, учились точно бросать вымпел, выдерживать боевой курс; нам накручивали хвосты, чтобы, упаси бог, не своевольничали, не нарушали, не рисковали. Командир, Олег Федорович Крылов, спокойный здоровяк с орлиным носом, обладал прекрасным характером, был общителен, доброжелателен, смел, умел брать на себя ответственность и был способен на продуманный риск. Бортмеханик, Валерий Георгиевич Поленков, был мастер своего дела, отлично знал матчасть, обладал очень громким голосом, но главное, -- зоркими глазами, которые не раз и не два выручали нас, когда горимость была слабая и мы выискивали хоть малейший дымок; он первый замечал дым и никогда не ошибался. Бортрадист, Николай Николаевич Винцевич, отвечал за связь и энергетику, был разговорчив, бдителен, любил компанию и не очень любил закрывать за выпрыгнувшей группой дверь, что входило в его обязанности; за него это частенько делал я. Полетав с полгода на пассажирских рейсах, мы сработались, поближе узнали друг друга, стали чувствовать плечо товарища, и получился славный экипаж. Федорович давал мне летать вволю, понаблюдал, сделал должные выводы и потом доверял самостоятельную выброску группы. Я оценил доверие и старался изо всех сил, тем более, что ни до, ни после я столь интересной, захватывающей работы не встречал. Настало лето, и нас выставили на точку в Богучаны, придав в экипаж авиатехника Колю Мешкова, на котором лежала ответственность за подготовку матчасти. Надо отдать должное профессионализму техника: жалоб на машину у нас не было. Машин было две: 1709 и 1711. "Одиннадцатая" была чуть "дубовата" в управлении, но зато имела кислородное оборудование. А вот "ноль девятая" была легка как ласточка, и выполнять на ней полет было одно удовольствие; причем, выше трех тысяч мы не летали, и кислород нам был без надобности. Это на стареньком Ли-2 старейший воздушный волк Сахаров со своим экипажем карабкался к вершинам грозовых облаков, обстреливая их йодистым серебром и пытаясь вызвать искусственный дождь, -- вот им кислород бы не помешал. Но как-то они и так летали, экспериментируя в районе работ параллельно с нами. Как известно, лесной пожар по-настоящему тушит только хороший дождь, поэтому работа экипажа Сахарова достойна самого искреннего уважения. На допотопном самолете, способном решать любые транспортные задачи на малых высотах, но захлебывающемся выше 5000 метров, они таки лезли вверх, скреблись по метру в секунду, рискуя свалиться от малейшего броска (и сваливались, бывало), добирались до грозового очага по самому краешку клубящегося облака и палили по нему из ракетниц, снаряженных химическим зельем. Дождь когда получался, когда нет; мы посмеивались над упорными попытками Сахарова, а сами с уважением поглядывали на своих закованных в доспехи рыцарей-парашютистов, которые, прыгая с неба в огонь, старались уничтожить чудовище в его берлоге. -- Дым! -- своим громовым голосом Валера прерывает мою задумчивость. -- Где? Где? -- Справа, градусов пятнадцать -- во-он в той ложбинке, видите? Видите? Смотрим. Сняли очки, надели очки... нет, не видать. -- Дима, точно дым, первый раз, что ли. Давай подвернем, -- настаивает Валера. -- Ну, давай. Подвернули. Через пять минут, и правда, в ложбинке -- еле заметный синий дымок на фоне зеленого леса. -- Ну, кормилец! Ну, глазастый! Валера горд. Вот же наградил человека господь зрением. Если у нас, пилотов, скажем, "единица", то у него, точно, "два". Очков он не носит, яркого света не боится. И правда, кормилец. Пожарных интересуют прежде всего маленькие, едва заметные дымки. Во-первых, свежий пожар легче потушить, меньше вреда лесу, а во-вторых, им платят за прыжки, а на большом пожаре часто приходится сидеть долго, биться с огнем малыми силами, выкладываясь до последнего и с нетерпением ожидая, когда же вертолет наконец привезет десант на подмогу. Парашютист -- должен прыгать! Зато если молния ударила в пень и он горит один, либо рядом занялась трава, -- для пятерых мужиков, вооруженных средствами борьбы, работы на пару часов. Удавили гада -- и пару дней рыбачь себе, окарауливай пожарище да выруби, вывали бензопилой гектар мелколесья, чтоб сел вертолет. Это законно и неубыточно для лесного хозяйства; другое дело, если выгорит тот гектар... а сколько сил и средств затратишь -- и снова надо пилить лес и делать площадку с настилом. Мы любили тушить такие пожары: видно, как оперативно, в самом зародыше, нашим общим старанием и умением подавляется зло. Но вот тот, вчерашний пожар, зажженный на наших глазах злой молнией, к обеду разросся уже до сорока гектаров. Хорошо, вертолет сумел подбросить туда группу "диверсантов", и они, оценив местные особенности, пустили от речушки встречный пал. Это тоже искусство: определить, когда пожар наберет такую силу, что начнет подсасывать в себя окружающий воздух и пересилит ветер, и ветер повернет к пожару. Тогда от берега, аккуратно, с мерами предосторожности, чтоб огонь не перепрыгнул через речку, поджигается сухая трава. Два огненных вала идут навстречу друг другу, пожирая все на своем пути, и издыхают от голода, встретившись в последнем объятии. А людям остается только уберечь кромку и, собрав все силы, затушить ее. Бывают и страшные пожары, неукротимые и подавляющие слепой силой стихии, в несколько сот и даже тысяч гектаров. Упущенные людьми, вышедшие из-под контроля, подкармливаемые торфяными и моховыми болотами снизу, раздуваемые горячими штормовыми ветрами сверху, они представляют собой ревущий огненный ад, несущийся со скоростью курьерского поезда. Подлетать к ним, особенно на малой высоте, опасно, потому что страшные восходящие потоки засасывают все вокруг в радиусе сотен метров; они могут швырнуть самолет в пламя, свалить на крыло, перевернуть на спину, могут дымом ослепить экипаж и привести к столкновению с препятствиями. Жутко видеть, как спичками вспыхивают и за секунду сгорают в немыслимом жару вековые деревья, воздев к небу в немой мольбе за мгновение перед гибелью обугленные сучья, как пламя поднимается на десятки метров вверх, захватывая горящие ветки и швыряя миллионы искр в подсушенные близким огнем, ждущие своей очереди деревья, кусты и травы. Здесь человек бессилен. Только природа, только такая же стихия, обрушив на пожар миллионы тонн воды, способна его потушить. -- Снижаемся до пятидесяти метров, осмотр, левый вираж! Опытному Диме достаточно пары виражей, чтобы оценить обстановку. Горит кустарник у реки: видимо, кто-то не уберег костер. Что за люди... такая сушь... Площадь возгорания невелика, ветра нет, огонь неторопливо расползается, оставляя в центре черное пятно гари. Здесь хватит работы одной группе. Но рельеф сложный. И подходящей площадки поблизости нет. -- Набираем 800! Сегодня моя очередь бросать. Сегодня я кручу виражи; Федорович поглядывает. -- Режим номинал! Валера передвигает рычаги вперед, обороты возрастают, и я перевожу в набор. Дима задает курс, и пока я набираю высоту, несколько раз его меняет: ищет площадку. Болото, поляна, мелколесье -- все подойдет, но чтоб не дальше десяти километров. Мы все активно участвуем в поиске. -- Дима, вот вроде прогалина! -- Дима, а вот это болотце! -- Дима, Дима! Поляна справа! Дима скачет с борта на борт, выглядывает в окошко радиста. Поляна его устраивает, и мы заходим на нее против ветра. Ветер у нас прогностический, у земли его и вовсе нет... к счастью, а то бы раздуло. Пока прикидываем приблизительно. В грузовом отсеке гудит сирена. Первая группа быстро снаряжается. Надеты скафандры, шлемы, парашюты, застегнуты краги, зацеплены вытяжные фалы за трос, еще и еще раз проверены резинки на ранцах; груз пододвинут поближе к двери. Рыцари леса спокойно сидят вдоль борта. Все подготовлено, улажено, проверено как всегда. Не первый и не сотый раз. Дима вышел к ним, показал поляну; кивают головами. Старший группы встал у двери, в руках у него рулон легкой креповой бумаги оранжевого цвета. Дверь открыта. Я держу боевой курс. Летнаб считает секунды. Сирена: приготовиться. Потом два коротких гудка: сброс! Лента летит за борт, и я тут же закладываю вираж. Яркая оранжевая лента змеится в воздухе, опускаясь примерно со скоростью парашютиста. Мы сопровождаем ее взглядами, ждем приземления. Вот повисла на деревьях. Дима тут же определяет относ, вводит поправку и дает боевой курс. Точку сброса ленты он засек, точку приземления тоже; линия относа ленты дает боевой курс; расстояние дает упреждение... Дима мастер своего дела. Я держу боевой курс. От моего умения зависит, куда понесет ветер парашюты. Со старшим группы договорено: "Вон на тот кедр, если можно, пожалуйста". -- "Хорошо, на тот кедр"... Сирена. Старший опускает забрало. Два гудка -- человек спокойно шагает в пустоту. Фала сдергивает чехол, за спиной у пожарного раскрывается стабилизирующий парашют. Видно, как человек ложится на воздух, как пару секунд стабильно падает, потом плавно руки к груди -- и в стороны! Вспыхивает купол парашюта. Я кладу машину в вираж, и мы следим, как мастер делает настоящее дело. Парашют висит на кедре. Через пару минут пищит зуммер вызова, и по миниатюрной рации старший докладывает, что все в порядке, грунт твердый, но лучше приземляться от кедра западнее, метров двести, там ровнее, он встретит и подстрахует. Готовятся прыгать еще двое. Муж и жена Корсаковы. Да, женщина! Парашютист-пожарный. Я знаю женщин-летчиц, знаю парашютисток-спортсменов... но в огонь... Вот такие люди. Они уже давно прыгают вместе и вместе воюют с огнем. И глядя на эту женщину, я чувствую какой-то комплекс неполноценности. Я -- пилот, мужчина, должен сделать так, чтобы перед женщиной не было стыдно, что я остаюсь здесь, наверху, в безопасности, а она -- там, в огне. Я держу скорость 180 и боевой курс. Сирена: пошли. Снова вираж: видно, как они рядышком, парой, работая клевантами, приземляются на указанное место. Зуммер: "Все в порядке, давайте груз". Для них это -- как дышать. Снижаюсь до 150 метров. Захожу против ветра на кедр. Парашют виден отлично, а за ним на горизонте излом склона -- вот и створ; по двум ориентирам легко выйти точно на поляну. Точно держу высоту; справа склон холма, поглядываю и опасаюсь: на нем двадцатиметровые лиственницы, не зацепить бы в развороте. Самолет несется над вершинами; внизу все слилось в одно зеленое волнующееся море, по которому скользит тень нашего самолета, переваливая с холма на холм. Вот открывается поляна. Чуть доворачиваю, куда машут руками три фигурки. Скорость... курс...сирена -- пошли тюки с грузом. Режим номинал -- и в набор, на второй заход. Пока мы заходим второй раз, парашюты отцеплены, тюки оттащены к краю. Драные, дырявые грузовые парашюты раскрываются один за другим на высоте ниже ста метров, и в воздухе груз находится считанные секунды. Теперь взрывчатка. Длинные целлофановые колбасы аммонита уложены в мешки и лежат в одном конце грузового отсека, а средства взрыва -- детонаторы, шнуры -- в мешочке висят в другом конце. Аммонит сбрасывается с двадцати метров, прямо ногами в дверь; взрыватели сбрасываются отдельно, подальше. Иногда, "по просьбе трудящихся", взрывчатка подается прямо к кромке низового пожара -- кофе в постель! За минуту из мешка выкатывается рулон "колбасы", за ним другой, третий, подсоединяются детонаторы -- взрыв! И черная траншея отсекает огонь, который вот-вот перепрыгнул бы на горючую сухую траву. Земля доложила, что груз принят, цел, ждут выброски остальных членов группы. Снова набор высоты, 800 метров, боевой курс, сирена -- группа ушла.
      • 0
        Russia_Touristo Russia_Touristo
        26.02.1313:30:56
        Дык это только ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ РЕАГИРОВАНИЕ. И кстати по РФ их будет 6000 человек. Где читал не помню.
        И заниматься этим должны лесничества, а не пожарные
        У них задачи РАЗНЫЕ. Ну типа "скорой помощи" которая не отменяет клиник и других стационаров.
        • 0
          tm tm
          26.02.1313:50:52
          Так о том и речь, что "стационары" не работают. У нас вон весь лес валежником завален, местами деревья прямо поперек просек лежат - и никому дела нет. Хотя казалось бы, после лета-2010 уже можно было бы сделать выводы, что одними пожарными (пусть даже и "летающими") проблема не решается.
          • 0
            Russia_Touristo Russia_Touristo
            26.02.1313:54:36
            Так о том и речь, что "стационары" не работают
            Т.е. если больницу закрыли в городе - скорую помощь нужно тоже закрыть?
            • 0
              tm tm
              26.02.1314:10:46
              Закрыть никто не предлагает. Но если в городе закрыты все больницы, не делаются прививки и не работает канализация, то считать установку на "скорые" турбированых моторов серьезным подходом по борьбе с эпидемиями - это немного странно, вы не находите? Летающие бригады - это хорошо в плане локального затыкания дыр, но чтобы эти дыры были именно локальными, должны работать совсем другие подходы. А они пока не работают, увы.
              • 0
                Russia_Touristo Russia_Touristo
                26.02.1314:41:14
                то считать установку на "скорые" турбированых моторов серьезным подходом по борьбе с эпидемиями - это немного странно,
                А кто ЭТО предлагал тут?
                • 0
                  tm tm
                  26.02.1315:06:57
                  Напомню: разговор начался вот с этого:
                  Проблемкой то занялись всерьез
                  здесь
          • 0
            Нет аватара GSL
            02.03.1307:27:41
            Вы видели когда нибудь тайгу? Не подмосковный лес а именно тайгу? Это когда лес на сотни километров вокруг и между населенными пунктами километров 50 местами заболоченной пересеченной местности где даже трактор не везде пройдет. На опушке такого леса живу. Если в нем валежник убирать то все местные жители должны в лесхозах работать. И то может не хватить, плотность населения низкая. И это я еще не в Сибири живу, на Урале. А на Дальнем Востоке и Камчатке кто будет валежник убирать?
            • 0
              tm tm
              02.03.1316:08:22
              Я вас умоляю. В 2010-м горела совсем не тайга.
              • 0
                Нет аватара GSL
                05.03.1311:30:31
                Не надо меня умолять. Пожары были не только в подмосковье, о них просто больше писали. А так горело везде. У меня прямо над домом Бе-200 воду таскал на лесной пожар. И горизонта за дымом видно было.
                • Комментарий удален
                  • 0
                    Нет аватара GSL
                    05.03.1315:21:30
                    То есть если горит возле Нижнего Тагила или Екатеринбурга то ничего страшного, они типа привычны. А вот если возле Москвы... Кстати, в ваших рекомендациях и советах нуждаются Франция, Испания, США. Они чуть ли не каждый год не справляются с лесными пожарами. Выгорают даже виллы голливудских звезд. У нас в стране очень многие как и вы очень хорошо знают что и кто обязан. Вот только платить за это мало кто согласится. А любое дело денег стоит. В том числе уход за лесом. Уж насколько богаты США но и они не справляются. Может это не так просто как вам со стороны представляется?
                    • 0
                      tm tm
                      05.03.1318:27:42
                      То есть если горит возле Нижнего Тагила или Екатеринбурга то ничего страшного, они типа привычны. А вот если возле Москвы...
                      Это ваши фантазии, не мои. Говорите, пожалуйста, за себя. Но вот то, что ничего подобного 2010-му в средней полосе России не было уже лет сорок - это, увы, факт, и отмахиваться от него - не самое разумное занятие.
                      Кстати, в ваших рекомендациях и советах нуждаются Франция, Испания, США.
                      Вполне возможно, мне-то что с того? Я живу в России и хочу, чтобы порядок был здесь - на Испанию, Францию и разных прочих шведов мне плевать с высокой колокольни.
                      У нас в стране очень многие как и вы очень хорошо знают что и кто обязан. Вот только платить за это мало кто согласится.
                      Если бы у нас в стране у каждого жителя спрашивали о том, согласен ли он платить государству деньги..... Ну я думаю вы поняли. Программы, от которых зависит безопасность жителей страны, должны быть государственным приоритетом, независимо от того, что про их финансирование думают рядовые обыватели. И выполняться эти программы должны постоянно и системно, чтобы необходимость экстренного героизма возникала бы как можно реже.
      • 0
        Дмитрий Шапкин Дмитрий Шапкин
        27.02.1300:56:31
        Я прошу прощения, но вы сами когда-нибудь пожар в лесу тушили? Знаете его типы, методы тушения и так далее? Вы, наверное, не в курсе, что в 2010 году БОЛЬШУЮ часть лесных пожаров тушили пожарные расчёты, которые дислоцируются в лесхозах. Когда в лесу пожар, то тушить его поднимается ВЕСЬ лесхоз. Жаль, что во многих местах команды пожарные были расформированы в тот злополучный год - частникам в аренду лесов много попало, вот они и наворотили дел... А вообще десантируемые подразделения пожарных - это реальный спецназ! Локализовать участки возгорания, если только там не верховой пожар, идущий с огромной скоростью, эти подразделения могут на ура! Дай Бог, чтобы эта программа заработала во всю силу!    
        • 0
          tm tm
          27.02.1303:51:44
          Когда в лесу пожар, то тушить его поднимается ВЕСЬ лесхоз.
          Это все замечательно - десант, спецназ, всё такое, но где эти лесхозы сейчас? Чем они занимаются, когда не надо героически спасать страну от пожаров? Почему наш пригородный лес весь завален упавшими деревьями, а просеки зарастают травой чуть ли не до состояния лужаек? Почему обочины дорог и поляны похожи на мусорки, почему после каждого праздника они дымятся от незатушеных кострищ? Почему за многие годы ни разу не было слышно, чтобы кого-нибудь за это наказали? И почему понятие "санитарная рубка" в последнее время ассоциируется почти исключительно с какой-нибудь гнусностью? Вам не кажется, что весь этот пафосный героизм в значительной мере - следствие не менее эпического повседневного раздолбайства?
          • 0
            Дмитрий Шапкин Дмитрий Шапкин
            27.02.1309:10:29
            Слишком много "почему"    Лесной кодекс вам в помощь. Там ответы на всё. А почему у вас так в пригородном лесу - я не знаю. В моём родном лесхозе - не так. И ещё - прежде чем обвинять всё и вся в раздолбайстве и пофигизме, разберитесь в вопросе поглубже. А то взгляд у вас дилетантский - как у слепого, который пытается ощупью определить, как выглядит слон. Несерьёзно, чес слово   
  • Комментарий удален
  • Комментарий удален
  • Комментарий удален
  • 0
    Нет аватара vercpec
    28.02.1310:52:50
    так и не сказали на сколько километров хватает одного датчика)))) а вообще не плохо!
Написать комментарий
Отмена
Для комментирования вам необходимо зарегистрироваться и войти на сайт,