Лого Сделано у нас
3

Зачем нужна арктическая «Магнолия»?

Из 17 с лишним миллионов квадратных километров площади России около 10 процентов приходится на тундру и лесотундру. Тут до сих пор лучшим транспортом считаются олени, собаки или вертолёт. А ещё лучше — болотоход какой, или вездеход. Короче, без спецсредств не обойтись.

 © warhead.su

А сразу за тундрой — просторы Северного Ледовитого океана и морская граница протяженностью 19 724 километра. К чему все эти цифры? Да к тому, что Арктика стала привлекать всё больше внимания. Границы в XX веке там так окончательно и не провели — было не до того. А вот в XXI веке выяснилось, что на шельфах есть много вкусных углеводородов.

Ещё в 2015 году Россия отправила в комиссию ООН заявку на расширение границ континентального шельфа в Арктике на 1,2 миллиона квадратных километров, включая хребет Ломоносова, котловину Подводников, поднятие Менделеева, зону Северного полюса и другие участки. На шельфах содержится до 13 процентов мировых запасов углеводородов, от пяти до десяти миллиардов тонн нефти и 1,5 триллиона кубометров газа. Подводную почву прощупывают и США с Канадой, и Великобритания с Норвегией и Данией. Даже и Китай ледоколы делает и странно косится на север земного шара.

 © warhead.su

Для обороны родных льдов и белых медведей несколько лет назад создали так называемый арктический корпус (береговой обороны). Он подчиняется Объединённому стратегическому командованию «Северный флот». И тут встаёт проблема использования тяжёлой боевой техники на хлюпких тундровых почвах — разным «Коалициям» и «Арматам» встрять там легче лёгкого.

На помощь приходит давно известное семейство двухзвенных сочленённых гусеничных тягачей. Их основное преимущество — низкое удельное давление на грунт. Та же «мотолыга» — тягач МТ-ЛБ — тоже служит верой и правдой в арктических бригадах, но а) САУ «Гвоздика» или «Хоста» на его базе для тех грунтов оказывается перетяжелённой, б) серийно МТ-ЛБ для армии давно не строится.

Потому и появилась идея создания самоходной установки на шасси сочленённого транспортёра ДТ. Занялся проектом охочий до необычной бронетехники ЦНИИ «Буревестник». До этого года о самоходке мало что было известно — maskirovka, товарищ!

 © warhead.su

Первый известный снимок САУ «Магнолия»; сделан предположительно в Перми

Но в 2019-м сначала фото САУ с зачехлённой башней появились в сети, а затем в буклете, который распространяли на «Армии-2019», появились более интересные снимки и характеристики.

В задний корпус интегрировали боевое отделение САО «Вена» (самоходка для ВДВ на базе БМП-3). В башне — давно знакомое 120-мм «десантное» универсальное орудие. Можно стрелять минами, управляемыми снарядами и даже отбирать боеприпасы у вражьих сил, если те будут вооружены 120-мм миномётами под натовское вооружение.

 © warhead.su

Согласно данным в годовом отчете УВЗ испытания САУ начались еще в 2018-м и по ряду публичных заявлений должны закончиться в 2019-м году

«Магнолия» — не первая в ряду подобных арктических боевых машин. Сама модификация гражданского вездехода ДТ-10ПМ была специально создана для армии и обладает бронезащитой обитаемого отсека. Тягачи могут перевозить до десяти тонн груза, плавать и шпарить по любому бездорожью со скоростью до 40-50 километров в час. Есть более тяжёлый и грузоподъёмный ДТ-30ПМ «Вездесущий». Именно на его базе изготовили арктические ЗРК «Тор"-М2ДТ, которые летом заступили на боевое дежурство в Архангельской области. На «Вездесущем» же базируется арктический вариант «Панциря».

 © warhead.su

ЗРК Тор-М2ДТ

В линейке производителя — ишимбайской машиностроительной компании «Витязь» — целая россыпь таких вездеходов грузоподъёмностью от трёх до тридцати тонн. Самые тяжёлые разрабатывались изначально именно под военные задачи. Рассматривался даже вариант перевозки баллистических ракет по тундре. Мало ли что?

В чём фишка этих машин? Это не просто «трактор с прицепом».

Это две транспортные платформы с активными гусеничными движителями. На первом звене — силовая установка с трансмиссией и кабина, на втором — пассажирский/грузовой отсек. Широкие резинотканевые гусеницы с металлическими грунтозацепами, большая площадь транспортёра за счет второго модуля обеспечивают низкое удельное давление. У ДТ-30 среднее значение — 0,3 кг/кв. см, у ДТ-10 — 0,22. К примеру, у человека — 0,35, у САУ 2С1 «Гвоздика» — почти 0,5, у «Акации» — 0,6 и так далее. Да и нежный покров тундры меньше повреждается: вездеход поворачивает не за счёт торможения гусеницы, а благодаря изгибу в конструкции сочленения и силовым гидроцилиндрам. Также звенья могут «складываться», что позволяет преодолевать сильные неровности.

http://www.youtube.com/watch?v=cKEUc_S0ruc

У обоих модулей есть электропитание и обогрев. К ДТ-30 можно ещё и дополнительный прицеп присоединить. В главной кабине — пять человек. В грузовой можно разместить десантников. В базовой комплектации с бронезащитой ДТ-10ПМ и ДТ-30ПМ уже эксплуатируются северными мотострелками.

 © warhead.su

В декабре 2017-го ДТ-30ПМ, ДТ-10ПМ и другая арктическая техника совершили испытательный рейд по льду моря Лаптевых от поселка Тикси до острова Котельный и обратно.

Таким образом, вырисовывается целое семейство арктических боевых двухзвенных машин. Они имеют крайне важное конкурентное преимущество — возможность пройти по любой местности и ликвидировать прибрежный плацдарм или диверсионную группу. Батарея доводов калибра 120 мм сможет стать решающим аргументом там, где противник вряд ли сможет высадить большие силы с тяжёлым вооружением.

Да, и десятитонная полезная нагрузка позволяет возить с собой солидный боезапас. Правда разработчик считает, что «Магнолии» будут громить и вражью технику, и укрепления.

 © warhead.su

Вкратце о характеристиках и назначении в рекламном проспекте ЦНИИ «Буревестник» Типичный сценарий боевого применения «Магнолий» — прикрытие баз Северного флота, позиций ПВО, радаров и других военных объектов. В качестве противника — реальней всего диверсионная группа или тактический десант с локальной задачей.

Казалось бы, всё как надо? Но есть ряд вопросов.

Перейдём к минусам. Главный из них — материальная часть российских вооружённых сил велика и обильна, а порядку в ней нет. Армия получает ещё ряд боевых машин на новом шасси, которых и так столько, что пальцев рук не хватит пересчитывать. Свои современные и устаревшие машины есть у сухопутных войск, десантников, морпехов — теперь они будут ещё и у «арктиков».

И это не только боль материально-технического управления, но и дополнительные деньги и возможные осложнения боевой логистики. Да и арктический корпус вряд ли отправят на таких чудах-юдах куда-либо ещё, кроме региона приписки. Несмертельно, но снижает возможности сухопутных войск к переброскам в другие широты.

 © warhead.su

К тому же — сколько арктических САУ нужно? Вряд ли сильно больше, чем несколько десятков (сейчас в 80-й и 200-й мотострелковых бригадах по одному-два дивизиона с «Гвоздиками», «Акациями» и «Мста-С»). Это естественным образом поднимет в цене малосерийный выпуск. Да и придётся серьёзно подумать о калибре 152, ведь 120-мм при всём нашем почтении — уровень батальона-полка максимум. Дальность стрельбы осколочно-фугасными снарядами — до восьми километров, управляемыми боеприпасами — до десяти.

Конечно, в России, с нашим рельефом и климатом частенько приходится идти на компромиссы. Для усиления тундросамоходов всё-таки нужно что-то посерьёзней и дальнобойней. И видимо, 152 миллиметра придется водружать уже на ДТ-30. Иначе арктические бригады мало чем будут отличаться от легкопехотных воздушных десантников с «Нонами» и «Лотосами».

Следующий момент: зона ответственности арктических бригад — от Мурманской области до Новой Земли и Новосибирских островов — хрен знает, сколько «франций» и океан. Конечно у «Витязей» запас хода приличный, но всё же для дальних оперативных перебросок нужно детально проработать логистические схемы. Как артподдержке оказаться за несколько сотен километров в считанные часы? Противник о месте высадки предупреждать не будет.

Перебросить крупногабаритную «Магнолию» по воздуху будет нетривиальной задачей, с которой справится, пожалуй, только Ил-76 — и то придется демонтировать башню. Но на Севере для Ил-76 не так много полос. С парашютной системой не скинуть. Так что аэромобильность, столь нужная на бескрайних полярных просторах, находится под большим вопросом. То есть из боевых задач остаётся активная оборона территорий, прилегающих к местам постоянной дислокации или боевого дежурства.

«Магнолия» не так уж хорошо защищена. Объёмный корпус гражданского вездехода сложно забронировать целиком, не потеряв при этом ходовых характеристик. То есть под обстрелом живучесть машины не так высока, зато и застрять такая машина вряд ли сможет.

Кстати, УВЗ, кроме работ по превращению гражданские транспортёров в условно боевые машины, работал и над новой универсальной бронированной платформой «Арктика». Показать её обещали ещё в 2016 году.

 © warhead.su

Разработчики планировали, что «Арктика» станет полноценной платформой, на базе которой создадут целое семейство боевых машин: БТР, БМП, САУ, ЗРК, командно-штабные, ремонтно-эвакуационные и другие. Подобное решение было бы логичным, но…

Но пока нам демонстрировали только макеты полноценного арктического БТР/БМП.

 © warhead.su

Макет БТР-ТД «Арктика»

По сообщениям СМИ, финансирование ОКР по теме «Арктики» приостанавливали — как и её появление в ближайшем будущем. Так что нынешние экзерсисы с «Магнолиями» и «Торами», возможно, лишь временное решение с присущими подобным компромиссам недостатками. Кроме того, достаточно странна концепция «узкозаточенной» арктической боевой машины. На западе «сочленёнки» давно видят и используют как универсальные транспортные средства для любых бездорожных условий.

Многозадачный и во многом универсальный шведский транспортёр Bv 206 «Лось» разошёлся огромным тиражом в 11 тысяч машин по всему миру и армиям Швеции, Германии, Франции, Испании, Италии и даже Израиля.

 © warhead.su

Его более тяжёлая и защищённая модификация Bv S10 «Викинг» на службе британской морской пехоты неплохо показала себя и в горах Афганистана, и в пустынях Ирака. Как и другой бронированный транспортёр британской армии — Bronco Warthog («Бородавочник»).

На основе этого опыта BAE Systems разработала «Беовульфа», а сингапурцы — Bronco 3 с противоминным V-образным днищем. Их может перевозить, скажем, тяжёлый транспортный вертолёт. Такие транспортёры тоже могут стать САУ — например, комплектоваться модулями со 120-мм миномётами.

 © warhead.su

Bronco 3

Но если отвлечься от локальной задачи обороны Арктики и дать многозвенные транспортёры частям, расположенным южнее, то придётся серьёзно пересматривать всю концепцию вооружения и применения сухопутных войск. А это грозит серьёзными тратами, чего Россия не может себе позволить. Потому пока приходится довольствоваться такими «заплатками» и, по сути, импровизациями.

Если говорить в целом, сочленённые многозвенные транспортёры неплохо отвечают современным концепциям маневренных войн. В них уделяется довольно большое значение логистике и возможностям ударов с множества направлений в разных местах. Область применения можно расширить далеко за пределы Полярного круга, ведь сочленённые боевые машины имеют высокую степень автономности и мало обращают внимание на рельеф.

На стороне таких транспортёров ещё и модульность. Можно быстро сменить заднюю часть на грузовой, десантный, медицинский или артиллерийский модуль. В условиях современных конфликтов, то есть отсутствия сплошной линии фронта, высокой степени мобильности противников и немногочисленности боевых групп, такая боевая техника может оказаться весьма полезной.


Написать комментарий
Отмена
Для комментирования вам необходимо зарегистрироваться и войти на сайт,